Полоцкий государственный университет

Полоцкий
государственный
университет

Прапорщик Советской Армии, майор запаса госбезопасности, студент-вечерник – обладатель красного диплома, кандидат технических наук и доцент высшего учебного заведения, заместитель председателя горисполкома по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству, декан факультета и отец директора института… 

Столь разные ипостаси вписываются в одну биографию лишь в том случае, если это по-настоящему яркая, сильная, самобытная личность. Полоцкий государственный университет может гордиться тем, что вот уже более сорока лет с ним связана жизнь такого замечательного человека. О непростом пути к любимой профессии, научно-техническом творчестве, родном вузе и занятиях для души рассказывает декан механико-технологического факультета, кандидат технических наук, доцент Александр Витальевич Дудан!

Александр Витальевич Дудан

Корр.: Александр Витальевич, откуда Вы родом, где прошло Ваше детство?

А.В. Дудан: Родом я из Черновицкой области. Это на Западной Украине. Родился я в деревне Рынгач Новоселицкого района. Мать была учительницей истории, а отец работал инженером в колхозе.

Александр Витальевич Дудан

Наша сельская школа была восьмилеткой. В школе учился я хорошо. Наверное, выше среднего. Четверки, если и были, то только по гуманитарным предметам. В маму я не пошел. Тем более, что мой классный руководитель – учитель украинского языка и литературы, наша соседка по улице и мамина коллега по школе, почему-то очень не любила меня. Типичный урок: «Дудан, иди до дошки!... Дудан, ах, ти такий-сякий! Іди за батьком!» Мама – в школе, но нет – батьку нужно привести! Иду домой: «Що сталося?» – «Лідія Степанівна сказала, щоб ти прийшов на розбірки». – «Сідай, поїш. Я потім розберуся!» Как уж тут отличные оценки получишь!

Александр Витальевич Дудан с семьей

Но, еще не дожидаясь окончания своей восьмилетней школы, я поехал учиться в десятилетку в районный центр – Новоселицу. Учился в украинской школе, а была еще и русская, и молдавская! В районе и сейчас большинство населения – молдаване. В моих родных местах два села по диагонали – украинские, а два – молдавские. Село Маршинцы, которое сегодня уже вошло в Новоселицу – малая родина Софии Ротару. Она и в нашей деревне выступала с концертом.

Приезжим на учебные дни предоставлялось общежитие, а на выходные я уезжал домой. В девятом классе стал председателем совета общежития. Двухэтажное здание, порядка ста учеников. Отвечал за порядок и дисциплину. Иногда даже приходилось использовать физическую силу. Местные к девчонкам в окна лезли – как же нам, ребятам, было оставаться в стороне!

Любил физику и математику, участвовал в предметных олимпиадах. Был «большим» спортсменом. Что я имею в виду? В те годы ни компьютеров, ни Интернета не было. Даже телевидение не предлагало такого широкого спектра развлечений, как сегодня. Чем было заниматься? Все свободное время проводили на спортплощадках! Сначала я занимался легкой атлетикой, а в девятом классе тренер заманил меня в секцию волейбола. После окончания десятого класса победили на областных соревнованиях всеукраинского физкультурно-спортивного общества «Колос» и мне был присвоен I разряд.

Александр Витальевич Дудан

Корр.: Куда Вы решили поступать?

А.В. Дудан: На мою дальнейшую судьбу как раз и повлияло занятие волейболом. Тренер предложил поступать в Хмельницкий технологический институт бытового обслуживания (ХТИБО). Это уже национальный университет. Совсем недавно в его журнале, входящем в базу данных Scopus, вышла моя статья. Так вот, моему тренеру написал знакомый тренер из института и попросил подыскать хорошего волейболиста для студенческой команды. Было единственное условие: «Главное, чтобы написал математику хотя бы на три! А за остальные предметы можно не беспокоиться». А я, еще пацан, особенно не вникая в детали, взял и согласился.

Математики я не боялся, а поэтому не готовился абсолютно! Сначала письменный экзамен. Одну из задач решил четырьмя способами, один из которых еще и дал списать другу. Ему поставили четыре, мне – три! А я и не беспокоюсь! На устном экзамене пошел отвечать без подготовки. Послушали меня и спрашивают, как же я тройку умудрился получить. Развожу руками и думаю: «А какая разница!» В комиссии решили, что мне много и не надо: «Устроит четверка?» – «Устроит!» Получил четыре балла и по физике. Сочинение – тройка. Поступил!

Но, как оказалось, легкое поступление мне гарантировали на вечернее отделение. И куда мне было деваться? Стал учиться на вечернем! Потом меня на первом курсе на олимпиады по математике приглашали. В сессию на потоке эту дисциплину на пять только пару человек сдало, и я в том числе. А химию на отлично сдать только мне и удалось! Заведующий кафедрой химии даже ходил к ректору и просил перевести меня на дневное отделение после первого курса. Но по новому положению это было возможно только после второго. А тут призыв, и меня в ноябре 1973 года забрали в армию.

Корр.: Где Вы служили?

А.В. Дудан: Армейская служба и привела меня в Беларусь. Попал в школу младших специалистов в город Поставы. Потом отправили в Полоцк, в Боровуху-1, в часть ракетных войск стратегического назначения. Меня назначили командиром отделения во взводе, в котором готовили сержантов на компрессорные станции на базе ЗИЛ-157 для заправки ракет. Стал сержантом. Находясь в Боровухе, естественно, ходили в кино. Познакомился с девушкой, которая училась в музыкальном училище. Мы с ней вместе как муж и жена уже с 1975 года.

Александр Витальевич Дудан

Корр.: Так Вы в Полоцке и осели?

А.В. Дудан: Да! Раз женился в конце армии, то нужно было думать о том, как устраиваться на новом месте. Подписал контракт на пять лет и остался на армейской службе прапорщиком.

Александр Витальевич Дудан

В 1976 году я забрал документы из ХТИБО и перевелся на заочное в Белорусский политехнический институт на второй курс специальности «Технология машиностроения, металлорежущие станки и инструменты». Но меня зачислили в группу, в которой получали и дополнительную педагогическую специальность: готовили преподавателей для училищ и техникумов. А я поначалу пишу контрольные работы и думаю: «Зачем нам, машиностроителям, педагогика и психология?!»

Отучился я в Минске целый год. Но тут произошло судьбоносное знакомство с Борисом Павловичем Чимисовым, на тот момент заведующим кафедрой технологии машиностроения Новополоцкого политехнического института. Мой тесть, начальник дома офицеров в Боровухе, попал с ним на рыбалку. В разговоре и про меня упомянул. А Борис Павлович удивляется: «А что это он в Минске технологию машиностроения изучает, если и у нас есть такая специальность?» Так в 1977 году обучение на третьем курсе я начал уже в НПИ. Стал студентом вечернего факультета. Нашим деканом был Николай Николаевич Литвинов.

Параллельно с обучением в НПИ продолжал служить. Занимался комсомольской работой. Экстерном, обучаясь всего три месяца, сдал экзамены за курс Рижского высшего военно-политического училища по программе среднего образования. В дипломе у меня была интересная запись: «Политработник. Преподаватель начальных классов»! Сначала хотел остаться в армии, но, в конце концов, написал рапорт и уволился. Как раз в это время, был февраль 1981 года, вышел на диплом. Моим научным руководителем был Владимир Иванович Абрамов. Дипломный проект был посвящен технологическому процессу изготовления детали, и я рассматривал дифференциал трактора МТЗ. Будучи вечерником, стал обладателем красного диплома. Наверное, редкое достижение!

Александр Витальевич Дудан

Корр.: Каким было тогда вечернее образование в НПИ?

А.В. Дудан: Оно было практически аналогичным дневному. Мы занимались четыре пары в день. Хотя слово «день» не очень подходит, поскольку наши занятия продолжались почти до одиннадцати часов вечера! И так четыре дня в неделю! И в учебной группе был «начальником» – поставили старостой.

Математику нам читал Н.Н. Литвинов. Студенты его любили. Но особенно запомнились преподаватели, которые вели спецдисциплины. Евгений Михайлович Найденышев читал нам курс «Технология машиностроения», а В.И. Абрамов – «Основы технологии машиностроения». Владимир Петрович Петров, Игорь Тимофеевич Сычев, Виктор Алексеевич Данилов, Анатолий Иосифович Голембиевский – какие имена!

По окончании института Борис Павлович уговорил поступать в аспирантуру. Это было для меня очень непростое решение. Человек всегда учитывает материальную сторону любого продолжения карьеры. Устроиться по специальности в Полоцке или Новополоцке можно было без проблем, а в науку шли единицы. Потом все-таки решился: три-пять лет поработаю над диссертацией, чтобы в будущем не пришлось локти кусать от упущенной возможности, а там будет видно!

Корр.: Насколько мне известно, Вы учились в нашей академической аспирантуре.

А.В. Дудан: Да, в ноябре 1981 года я поступил в Минск в Институт проблем надежности и долговечности машин Академии Наук БССР. Сегодня это уже Объединенный институт машиностроения НАН Беларуси. Попал к профессору Нилу Николаевичу Дорожкину, который вскоре был избран членом-корреспондентом АН БССР.

Я вошел в лабораторию, в которой работало порядка двадцати пяти сотрудников. Мы были разделены на небольшие группы во главе с кандидатами наук и вели свои научные направления. Наша группа под руководством Алексея Петрович Елистратова занималась электродуговыми наплавками, восстановлением деталей. Нужно отдать должное Нилу Николаевичу: он никого не заставлял, а давал возможность что-то попробовать и самому выбрать то, что ближе.

Сначала полгода я занимался тем, что хотел объединить два процесса: процесс электроконтактного припекания и электродуговой наплавки. Работа продвигалась слабо. И как-то руководитель нашей группы Алексей Петрович Елистратов (он сейчас работает доцентом на кафедре у Федора Ивановича Пантелеенко в БНТУ) принес мне статью по технологии электрошлаковой наплавки. Мне понравилась эта идея, и я решил поработать над ее практической реализацией.

Корр.: Как звучала тема Вашей кандидатской диссертации?

А.В. Дудан: «Разработка технологии тонкослойного горизонтального электрошлакового упрочнения». Таким образом, моей целью была разработка технологии, которая бы обеспечила повышение надежности и долговечности деталей машин путем нанесения защитных покрытий горизонтальным электрошлаковым упрочнением по слою порошкового присадочного материала с использованием стальной ленты.

В результате проведенных исследований я предложил теоретическую модель распределения температуры в упрочняемой детали и покрытии, на этой основе разработал методику определения технологических режимов процесса, определил влияние технологических параметров на формирование структуры покрытия и так далее. Были разработаны способы тонкослойного горизонтального электрошлакового упрочнения и технологические процессы нанесения износостойких покрытий на быстроизнашивающиеся детали машин горизонтальной электрошлаковой наплавкой с использованием порошкового присадочного материала и стальной ленты.

Были разработаны технологические процессы упрочнения наружных поверхностей бурильных замков (это соединительный элемент для свинчивания бурильных труб в колонну), лопаток дымососов и мельничных вентиляторов, ножей землеройно-транспортных машин, деталей сцепки железнодорожных вагонов и так далее. Помню, годовой экономический эффект от их использования в промышленности составлял несколько десятков тысяч советских рублей. Кроме того, по теме диссертации я получил 4 авторских свидетельства СССР на изобретения.

Выход на защиту занял у меня пять лет. За три года дневной аспирантуры я практически подготовил диссертацию, но нужно было еще поработать в лаборатории нашего института, куда меня приняли уже как младшего научного сотрудника. За полгода я решил все остававшиеся вопросы, но еще год по ряду причин пришлось дожидаться защиты. Защитился 11 ноября 1986 года в БПИ, а ровно через четыре месяца, 11 марта 1987 года, мне была присуждена ученая степень кандидата технических наук.

Корр.: В годы Вашей аспирантской молодости в Минске училось немало выпускников НПИ. Некоторые из них также проживали в общежитии аспирантов академии наук.

А.В. Дудан: Да! Их было немало, и всех я, естественно, прекрасно знал. Два года был председателем совета аспирантского общежития. Мои функции, если обрисовать их в двух словах, заключались в следующем. «Официальные лица» в общежитии находились до 18 часов. С этого времени и до их возвращения на работу утром я отвечал за посещение, за аспирантов. Помню, Владимир Николаевич Коровкин, наш профессор, приезжал, так я его жильем у нас обеспечивал. Когда окончил аспирантуру, передал бразды правления в общежитии еще одному Новополоцкому аспиранту – Александру Аркадьевичу Лысову, в будущем еще одному декану нашего факультета. Еще один нынешний декан – Юра Грозберг, он поступил в аспирантуру на год позже меня, был ди-джеем на наших аспирантских дискотеках!

Корр.: Вы учились в аспирантуре по направлению НПИ и поэтому должны были вернуться на работу в институт?

А.В. Дудан: Да, у меня было целевое. Я вернулся на свою родную кафедру технологии машиностроения еще в ноябре 1985 года. В то время еще существовала отдельная кафедра металлорежущих станков и инструментов, которую возглавлял В.А. Данилов. В 2008 году их объединили в существующую и сегодня кафедру технологии и оборудования машиностроительного производства. На этой кафедре я отработал до июня 2005. Даже когда я уходил на научно-производственную фирму или горисполком, оставался на кафедре преподавателем на пол или на четверть ставки.

Корр.: С чем была связана Ваша предпринимательская деятельность?

А.В. Дудан: Сначала в конце 80-х годов существовала институтская фирма «Эфтика», в которую входили доцент Вольдемар Владимирович Кузнецов, Борис Павлович Чемисов и я. А спустя некоторое время в университет приехал заместитель Председателя Витебского облисполкома Николай Семенович Пашенько. Он поинтересовался, не возьмется ли кто за создание линии по производству кровельного материала на основе битумнополимерной композиции. Почему потребовалась наша помощь? Закупить такую линию можно было и в Рязани. Но за 0,7–1 млн. долларов. Мы же потом вложились где-то в 150 тысяч долларов!

Наша фирма «ПТК» была организована в октябре 1994 года вне НПИ, но, естественно, с его помощью. В университете был создан, как сейчас говорят, «временный творческий коллектив», с которым я работал по договору подряда. В эту группу входили Александр Аркадьевич Лысов, Игорь Тимофеевич Сычев, Владимир Иванович Абрамов, Александр Сергеевич Аршиков, Александр Леонидович Лисовский. Они разрабатывали чертежи узлов для изготовления этой линии, фактически, мини-завода по производству кровельного материала на основе стеклоткани. С фирмой сотрудничал, занимаясь научными разработками в своей области, наш прекрасный химик Сергей Ильич Хорошко, начальник НИСа Андрей Васильевич Кулеш. Кстати, нами с Сергеем Ильичем получен патент на битумно-полимерную композицию. Мы использовали не обычные летучие ароматизаторы, которые со временем выветриваются и делают кровельный материал хрупким, а полученный экспериментальным методом экстракт селективной очистки масел. Нашли применение самым плохим и очень дешевым отходам! Нафтан – рядом, «Стекловолокно» – рядом! Что еще нужно!

В 1999 году мы запустили эту линию, получили 300 км ткани, которую использовали на кровельных работах преимущественно в Витебской области. Производительность составляла 4 млн. м² в год. При цене 1,5-2 доллара за квадратный метр это получалось около 7-8 миллионов долларов. Кроме того, в планах было поставить рядом еще одну линию. Посмотреть на наше производство приезжал премьер-министр, руку жали, обещали всяческое содействие. Но, как говорится, по объективным причинам линию пришлось остановить.

Когда мы запустили ее, на ремонт кровли в области шло порядка 600 тыс. м², на новые кровли – еще примерно столько же. Получалось, что мы могли «закрыть» и «кормить» дешевым материалом не только Витебщину, но и половину Беларуси! И стеклоткань, и битум у нас были гораздо дешевле, чем в России. Перед нами были хорошие экспортные перспективы. Но, в конце концов, нашу фирму российские конкуренты и «задушили». Не без их участия отпускные цены стекловолокна и битума для нас стали искусственно завышаться. В итоге, себестоимость моей продукции стала выше отпускной цены москвичей! Работать себе в убыток было бессмысленно. Писал письма высокому начальству, но безрезультатно. Государственные предприятия приобретали битум по льготной цене, а раз моя фирма – «ООО», то, извините… В январе 2003 года сложил свои директорские полномочия в фирме.

Но, в любом случае, это был очень интересный и полезный опыт, показавший то, насколько действенной и эффективной может быть связка университетской науки (машиностроения и химии в том числе!) и реального производства.

Корр.: Вы упомянули о работе в Новополоцком горисполкоме. Что это была за должность?

А.В. Дудан: В 2003 году председатель горисполкома Александр Владимирович Комаров пригласил меня на должность своего заместителя по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству. Благоустройство улицы Юбилейной, площади Строителей и создание розария напротив нее начинал именно я. Проработав в горисполкоме около 2 лет перешел заместителем генерального директора в Новополоцкий КУП ЖКХ. Отвечал за строительство, за спецавтобазу, за «горсвет», уборку мусора, озеленение города и так далее! Уже на новой должности продолжал курировать начатые объекты. В годы работы в ЖКХ на мои плечи был возложен еще один городской проект: строительство мусороперерабатывающего завода. Ездил в Германию по заводам и лично выбирал наиболее подходящую нам технологию.

Но бороться на несколько фронтов надоело. В начале лета 2008 года пришел к Дмитрию Николаевичу Лазовскому: «Возьмете меня назад?» Он меня спрашивает: «Кем?» – «Доцентом, конечно! Кем же еще!» – «Возьму! Куда пойдешь?» – «Пойду к Лисовскому на кафедру технологии конструкционных материалов». Сейчас это уже кафедра автомобильного транспорта.

Корр.: Вы снова окунулись в вузовскую жизнь. Какие изменения в университете были особенно заметны?

А.В. Дудан: Изменения, конечно же, произошли! Например, пошла сплошная компьютеризация! Как я уже говорил, полставки или, самое меньшее, четверть ставки у меня на кафедре было всегда, но в университете я все-таки бывал не так часто. Обычно я читал «Технологию машиностроения» заочникам. Когда стал работать в ПГУ на постоянной основе, почувствовал, что уровень требований и к преподаванию, и к преподавателям существенно повысился! Например, появились УМК и так далее. Ничего, довольно быстро вошел в нормальный рабочий ритм. Так и работал себе спокойно доцентом на кафедре до 2016 года.

Деканом машиностроительного факультета до 2014 года был А.А. Лысов. Его на этой должности сменил Александр Петрович Кастрюк. Но Александр Петрович заболел, и где-то с середины 2015-го около полугода я просто его заменял по просьбе проректора по учебной работе Дениса Владимировича Дука. Вскоре я первым попал под выборы декана Советом университета (раньше деканы только назначались) и был избран в феврале 2016 года. Стал деканом необычным путем еще и потому, что, двигаясь по карьерной лестнице в университете, миновал должность заведующего кафедрой.

Корр.: Около двух лет назад у Вас в подчинении оказался очень необычный коллектив: с одной стороны, преподаватели и сотрудники факультета, а с другой, его многочисленные студенты. Насколько быстро Вы привыкли к особенностям работы большого вузовского руководителя?

А.В. Дудан: Я не привык бездельничать! Это заложено в моем характере. Где бы и на каком бы уровне я ни трудился, стараюсь в полном объеме, насколько хватает физических сил и знаний, выполнять возложенные на меня обязанности. Везде работал в достаточно больших коллективах, поэтому прекрасно понимаю, что без самоотдачи, личного участия в судьбе людей и даже где-то личного примера просто не обойтись!

Александр Витальевич Дудан

Корр.: Я и сам был свидетелем того, как во время университетского фестиваля «Зимние каникулы» Вы пришли поболеть за факультетскую волейбольную команду!

А.В. Дудан: Ребята знают, что я волейболом занимался, поэтому пригласили поддержать их. Мне и самому хотелось подзадорить хлопцев, показать, что и деканат переживает за них. Такое неформальное общение начальства и подчиненных должно быть в любом коллективе. Наш университет, на мой взгляд, служит в этом отношении отличной школой для будущих поколений руководителей.

У меня большой опыт руководящей работы. Я легко схожусь с людьми самого различного уровня: не робею перед начальством и не проявляю высокомерия перед подчиненными. С представителями профессорско-преподавательского состава, сотрудниками отделов и служб, вспомогательным персоналом университета поддерживаю хорошие ровные отношения. С удовольствием жму руку всем коллегам и знакомым, иногда даже и студентам. Без тесного общения с людьми, например, прячась за дверью личного кабинета и тихонько занимаясь своими личными делами, никаких серьезных задач, стоящих перед коллективом, решить просто невозможно!

Преподаватели – такие же взрослые люди, как и в любых других учреждениях, организациях или предприятиях. С ними всегда можно легко договориться. Со студентами как преподаватель я работаю уже с 1985 года. Общаться с молодежью я умею. Поэтому, сначала исполняя обязанности декана, а затем и возглавив факультет официально, не испытывал никакого шока! Согласитесь, решение проблем строительства или жилищно-коммунального хозяйства стотысячного города обеспечивают руководителю очень сильную закалку.

Корр.: Тем не менее, Вы ведь, наверное, столкнулись с определенной спецификой руководящей работы на факультете?

А.В. Дудан: Конечно! В чем она заключается? Декан факультета должен проанализировать потребности в специалистах на рынке труда, а потом поработать с абитуриентами и их родителями; принять студентов, активно поучаствовав во вступительной кампании; обучить студентов – провести их с минимальными «человеческими» потерями и максимальным багажом знаний к диплому; выпустить и трудоустроить!

И это лишь некоторые из направлений моей работы. Но они крайне важны! Вот я открываю список студентов группы 17-ТА. Что мы видим? 19 человек, из которых только один платник. Специальность «Организация дорожного движения». Этот год оказался в плане приема аномальным: 10 бюджетников, 10 платников! А вот и группа 17-ТМ: все 20 студентов – бюджетники. Через четыре года эти 49 человек должны быть трудоустроены! На остальных курсах похожая ситуация. Нужно работать и работать! А с созданием объединенного механико-технологического факультета моя сфера ответственности еще более расширилась.

Тем не менее, ближайший «зимний» выпуск (специальности «Автосервис» и «Техническая эксплуатация автомобилей» обучаются 4,5 года) мы уже распределили. Для этого понадобились недели беспрерывных звонков в «Амкодор», МАЗ, ГАИ и так далее. Уже предварительно и всех «летних» выпускников распределили. Складывается парадоксальная ситуация: абитуриенты почему-то не сильно жалуют специальность «Технология машиностроения», а соответствующие предприятия испытывают кадровый голод. По специальности «Оборудование и технология сварочного производства» у нас остались только студенты 4 и 5 курсов – набор уже прекращен, а выпускники идут нарасхват! Производство требует, а родители видят своих детей в каких-то «престижных» профессиях. Почему я акцентирую внимание на роли родителей? Что греха таить, это раньше студентами становились не только вчерашние выпускники школ, но и люди уже узнавшие жизнь – увидевшие производство, отслужившие в армии. Сегодня мальчиков и девочек за ручку ведут в университеты их мамы и папы.

Корр.: Совсем недавно Ваш факультет существенно расширился и вернулся к своему историческому названию – механико-технологический. Как эти изменения отразились на факультете и Вашей работе?

А.В. Дудан: Да, со 2 октября 2017 года мы работаем уже как механико-технологический факультет. Два года назад хорошо отметили 40-летие (тогда это был еще ФМиАТ), а через четыре будем праздновать уже полувековой юбилей факультета (уже как МТФ)!

Изменения, конечно же, значительные. «Инженерно-технологическая» составляющая факультета уже не та, которой была еще совсем недавно. На ИТФ было четыре кафедры. Сейчас на МТФ остались две: кафедра технологии и оборудования переработки нефти и газа, созданная на основе двух химических кафедр, и кафедра трубопроводного транспорта и гидравлики. Кафедра теплогазоводоснабжения и вентиляции была передана инженерно-строительному факультету.

Как декан я уже понял, как и что нужно делать. Люди на факультете трудятся хорошие. Нормальные рабочие отношения складываются с заведующими кафедрами. Кафедру трубопроводного транспорта и гидравлики возглавляет Олег Петрович Штемпель, с которым мы достаточно долго проработали на кафедре автомобильного транспорта. Ирина Владимировна Бурая, заведующая кафедрой технологии и оборудования переработки нефти и газа, – очень знающий и энергичный человек. На ней лежит значительный груз ответственности и за большой кафедральный коллектив (26 человек!), и за студентов еще одной очень важной специальности – «Машины и аппараты химических производств и предприятий строительных материалов». А сейчас ей, к тому же, нужно заниматься организацией межотраслевой лаборатории, которая создается в рамках нашего нефтехимического кластера. Давно знакомы и с заведующей кафедрой автомобильного транспорта Татьяной Владимировной Вигериной, для которой наш факультет тоже родной. С Николаем Николаевичем Попком, заведующим кафедрой технологии и оборудования машиностроительного производства, мы прекрасно знаем друг друга уже четыре десятка лет!

Александр Витальевич Дудан

Есть, наверное, лишь одна серьезная проблема: катастрофически не хватает времени! На факультете стало больше студентов. 611 человек обучается на дневной форме, 999 – на заочной. Всего получатся 1610 студентов, в том числе 53 иностранных. Приходится больше внимания уделять организации их обучения, досуга и быта, решению их проблем. Иногда приходится принимать меры. Например, по итогам первой аттестации пришлось объявить выговоры 14 студентам. Очень важно, чтобы ребята понимали, что над ними есть постоянный контроль. Без адекватной реакции кафедр и деканата приучить к самодисциплине очень сложно! Выговор дается не для запугивания. Это сигнал студенту о том, что нужно задуматься и взяться за ум.

Корр.: Сегодня для всех факультетов и кафедр особое значение приобретает развитие магистратуры. Как этот процесс идет на МТФ?

А.В. Дудан: За магистратурой будущее! Магистранты пока не прочувствовали все выгоды от магистерской степени. Это, главным образом, потому, что промышленность пока не может предложить им хороших стимулов. С принятием нового «Кодекса об образовании» это положение должно измениться к лучшему. И работодатели, и сами магистры будут четко понимать, в чем суть и преимущества их подготовки.

На данный момент на факультете на 9 магистерских специальностях учится 96 магистрантов. В уходящем году, например, Н.Н. Попок открыл новую перспективную специальность «Инновационные технологии в машиностроении».

В июне я был на стажировке в Белостокском техническом университете (Польша). Между нашими университетами уже подписан договор о сотрудничестве. Наши партнеры с факультета механики прислали конкретные предложения об участии в совместном проекте в рамках Erasmus+ программы КА107. У нас похожие факультеты и по численности студентов, и по спектру специальностей. Важно отметить то, что 30% белостокских выпускников І-ой ступени высшего образования продолжает обучение на ІІ-ой ступени – в магистратуре. Это как раз тот ориентир, на который нас нацеливает и наш ректор. Работы, получается, непочатый край! Представляете, 500 магистрантов на механико-технологическом факультете! Уверен, производство от этого останется в большом плюсе, а уж о пользе нашим преподавателям и университету в целом, и говорить не приходится. Выгода, как говорится, очевидна.

Корр.: Ваш факультет всегда отличался прекрасным подбором профессорско-преподавательских кадров. Но идет время и остро встает проблема их омоложения. Как она сегодня решается на МТФ?

А.В. Дудан: Что тут скрывать, есть небольшой провал. Защит мало! А наши доктора давным-давно перешагнули пенсионный рубеж. Мы не одиноки в этом горе. Глава государства на недавно проходившем Съезде ученых Беларуси тоже бил тревогу по этому поводу. Молодые факультеты ПГУ – экономический, гуманитарный, юридический, которые начинали почти с нуля, сегодня не испытывают проблем с молодыми остепененными преподавателями и учеными. Вот даже и нам одного в качестве кадровой помощи прислали. Виктор Викторович Бараненко, кандидат исторических наук, работает сейчас моим заместителем.

Надеюсь, в ближайшие несколько лет наступит какой-то перелом. Если говорить только о «машиностроительной» части факультета, то уже прошел предзащиту и выходит на защиту Руслан Сергеевич Хмельницкий с кафедры технологии и оборудования машиностроительного производства. Рассчитываем на более активную работу Алексея Владимировича Сидикевича. Тем более, что его уже поджимает перспективная молодежь, например, Андрей Сергеевич Максимчук, аспирант первого года обучения Сергей Анатольевич Портянко. Хорошо работает как соискатель Галина Игоревна Гвоздь. Очень энергично старается воздействовать на нашу молодежь и Н.Н. Попок!

Поймите меня правильно, я ничуть не хочу приуменьшить заслуги наших ученых и аспирантов, которые работают в области гуманитаристики, но подготовка диссертаций по техническим специальностям – процесс более сложный и трудоемкий. «Технарю» для научной деятельности, как правило, требуется хорошее дорогостоящее оборудование, необходимо проводить эксперименты на нем и так далее! А научная планка, которую выставляет ученое сообщество перед соискателями научных степеней, у нас очень высока.

Во время стажировки в Белостоке я присутствовал на предзащите магистерской диссертации, посвященной изделиям-имплантатам для вживления в тело человека, например, при переломах. Доклад делался по-польски, но и этот язык – не латынь, и презентация давала представление о сути исследования. Не буду делать далеко идущих обобщений, но, на мой взгляд, уровень наших работ повыше будет!

Александр Витальевич Дудан

Корр.: Как Вы проводите свободное время? Есть ли у Вас хобби?

А.В. Дудан: Не подумайте, что я не понял вопроса, но начну я ответ на него так. Мой рабочий день продолжается до 17:00. Я выполняю, прежде всего, административную работу. Но я инженер-механик до мозга костей! Насквозь вижу любую машину, представляю, как и что в ней работает, и если что-то нужно исправить, знаю каким образом это сделать. Так вот, после пяти вечера (если не каждый день, то через день точно!) я ухожу в новый корпус, где мы с заведующим контрольно-испытательной лабораторией отдела сопровождения научных исследований, старшим преподавателем кафедры автомобильного транспорта Сергеем Федоровичем Денисенком еще часа два-три делаем лабораторную установку. Сергей Федорович – выпускник нашего факультета, окончил аспирантуру у Александра Леонидовича Лисовского.

Мы работаем вот уже на протяжении года. Что мы делаем? Есть установка для замера твердости материалов по методу Бриннеля. Это такой «гусак» высотой около 80 см, со «столиком» на винте и алмазной призмочкой вверху, в которую вдавливается испытуемая деталь. Сравнивая с эталоном по полученному отпечатку (лункой призматической формы), мы определяем твердость материала. Несколько лет назад к Сергею Федоровичу обратились автомобилисты с одной проблемой. На подъемнике, который поднимает автомобили, стоит длинный вал, а на нем – бронзовая гайка. Она, естественно, изнашивается. Перед Сергеем Федоровичем стояла задача сделать гайку более износостойкой. И он нашел способ как это сделать! На внутреннюю поверхность гайки, причем из плохой бронзы, наносится свинцово-оловянистый слой. В результате происходящей диффузии, говоря простым языком, плохая бронза стала хорошей! У него уже есть акты от заказчиков. В документах засвидетельствовано, что его гайки простояли дольше!

Если уже имеющиеся результаты обыграть теоретически или «обнаучить», попросту говоря, получится очень «красивая» диссертация с уже имеющимся внедрением. Для того, чтобы осуществить этот замысел, мы переделываем установку для замера твердости материалов в своего рода испытательный стенд, имитирующий работу подъемника. Многократно прогоняя вверх-вниз гайку день, два, три, пять дней, изменяя состав нанесенного на гайку покрытия, можно получить очень интересные результаты. Кажется ничего сложного, но это очень трудоемкая работа! Все детали приходится изготавливать своими собственными руками и также самостоятельно собирать и усовершенствовать эту лабораторную установку. Нужно решать массу инженерных задач! Но Сергей Федорович – грамотный специалист, и ему по силам превратить эту идею и имеющийся практический опыт в хорошую кандидатскую диссертацию. Вы спрашивали о моих хобби – это и есть одно из них!

Корр.: А есть ли у вас увлечения, не связанные с машиностроением?

А.В. Дудан: А как же! Охота и рыбалка! Лето – это, прежде всего, дачный сезон! Поэтому рыбачить удается чаще зимой. Мои любимые озера находятся в направлении Дретуни: Выдрино, Волынец, Чербомысло. В этом году три раза был на Чудском озере. В университете собиралась большая команда рыбаков, включавшая и нашего ректора. За субботу-воскресенье по килограмм тридцать (а кое-кто и больше!) ловили.

Удачный улов

Когда в октябре начинается сезон загонной охоты, ездим хорошей компанией в Рудню. Наш лидер – Александр Иванович Колтунов, доцент кафедры строительных конструкций. Он держит в своем загородном доме восемь лаек. Нас обычно собирается человек десять. По характеру я – «кабанятник». Кабан – интересное, быстрое животное. Чтобы успешно охотиться на него, нужно знать его повадки, иметь хорошую реакцию. Но, к сожалению, у нас в стране уже четвертый или пятый год есть угроза африканской чумы свиней. Кабаны иногда заражаются ею и становятся переносчиками инфекции. Егерским службам дана команда отстрела и уничтожения этих животных. Охотники, в свою очередь, должны тушу утилизировать определенным способом. А охота на лося, медленное большое животное, не приносит такого удовлетворения.

Всегда старался уделять побольше времени семье. Как я уже говорил, мы с супругой женаты уже более сорока лет. Жена окончила Новополоцкое музыкальное училище, всю жизнь отработала по специальности и закончила свою трудовую деятельность в качестве музыкального руководителя в детском саду. Несмотря на выход на пенсию, продолжает вести театральный кружок. Это, конечно же, не из-за денег. В этой сфере люди зарабатывают копейки. Просто она очень любит детей и свою профессию!

Александр Витальевич Дудан с сестрами

У нас две дочери. Ирину Александровну Позднякову, директора Института повышения квалификации и переподготовки кадров ПГУ, все знают. Марина, младшая дочь, так же, как и Ирина, окончила финансово-экономический факультет ПГУ, а сейчас преподает в Белорусском государственном технологическом университете (БГТУ). Она окончила аспирантуру в Белорусском государственно экономическом университете по специальности «Бухгалтерский учет». Перерабатывает диссертацию, поскольку для работы в БГТУ более актуальным является не бухгалтерское, а экономическое направление. Надеюсь, все у нее получится!

Александр Витальевич Дудан с семьей

Интересно, что в свое время я старался не вмешиваться в выбор университетских специальностей дочерей. Уже то, что обе окончили бухучет (и обе – с отличием!), а не, например, нашу «машинку», показывает, что мое участие было практически сведено к нулю. Но после окончания университета я им всегда говорил, что если умеете и любите учиться, то продолжайте дальше, что если защититесь, то папа будет очень доволен! Ученая степень – это не тяжкий груз за плечами, а важный фактор для получения хорошей работы и достойного вознаграждения за труд.

Уже давно – дедушка. Ирина подарила нам двух внучек. Одна учится во 2-ом классе, а второй – скоро в школу. Вот такой у меня женский коллектив!

Корр.: Александр Витальевич, что бы Вы пожелали Полоцкому государственному университету?

А.В. Дудан: Нашему университету желаю того, чтобы грядущие перемены в белорусской высшей школе не оказали негативного влияния на его работу, чтобы он и дальше сохранял за собой высокий статус классического университета. Пусть родной факультет сохраняет и преумножает свои славные традиции, развивается и, как и раньше, остается одним из краеугольных камней, на которых стоит наш Храм образования и науки – Полоцкий государственный университет!

Александр Витальевич Дудан

Беседовал Владимир Филипенко