Полоцкий государственный университет

Полоцкий
государственный
университет

Первые месяцы 2018 года, юбилейного для Полоцкого государственного университета, оказались богаты на события, в том числе и спортивные. Как всегда радовали своими достижениями наши мастера единоборств, а выпускники ПГУ Ирина Кривко и Роман Ященко добились исторического триумфа на  Олимпийских и Паралимпийских играх в Пхенчхане.

Тем не менее, особого внимание в этой области заслуживает интеллектуальная победа – докторская диссертация, защищенная человеком, имя которого вот уже более четырех десятков лет неразрывно связано с развитием физической культуры и спорта в нашем университете. В гостях у нашей традиционной рубрики – кандидат педагогических наук, доцент Виктор Михайлович Наскалов!

Кандидат педагогических наук, доцент Виктор Михайлович Наскалов

Корр.: Виктор Михайлович, где Вы родились, кем были Ваши родители?

В.М. Наскалов: Я появился на свет в Новошахтинске Ростовской области. Там и прошли мои детство и школьные годы. Несмотря на название, созвучное Новополоцку, это уже достаточно старый город: ему почти 180 лет. Он находится на территории Донецкого угольного бассейна – в Восточном Донбассе, и сформировался в результате слияния нескольких шахтерских поселков. Моя мама заведовала аптекой, а отец работал электрослесарем в паровозном депо при шахте. На моей малой родине красивые места, хороший климат. Зимой занимался в детской школе баскетболом, а летом – футболом. Получалось неплохо!

2 класс. Прием в пионеры. 1957 год

Наскалову Вите 10 лет

Корр.: Именно любовь к спорту и привела Вас на факультет физического воспитания?

В.М. Наскалов: Поначалу не хотел связывать свое профессиональное будущее с физкультурой и спортом. Учился я хорошо, поэтому думал и о более перспективных вариантах. Но получилось так, что в год моего выпуска, в 1966-ом, школу в СССР оканчивали и 10-классники, и 11-классники. На поступление в вузы был такой сумасшедший конкурс, что я решил не рисковать. Идти сразу в армию не хотелось! Поступил на специальность «Физическое воспитание» в Ростовский-на-Дону государственный педагогический институт.

Выпускник. 1970 год

С учебой в вузе проблем никогда не испытывал. Самое трудное для меня было сдать спортивную гимнастику. Требования ко всем студентам нашего факультета предъявлялись жесткие, а нам, рослым ребятам-баскетболистам, выполнять упражнения на гимнастических кольцах или перекладине было, по меньшей мере, не очень удобно. Несмотря на постоянные соревнования и учебно-тренировочные сборы, успел попробовать себя и в студенческой науке. Наш преподаватель и тренер по баскетболу Арнольд Александрович Рысс как раз писал кандидатскую диссертацию, и я участвовал в его эксперименте. Мне понравилось! Арнольд Александрович предлагал мне пойти по его стопам, но он работал, скорее, в спортивно-медицинском направлении, и я не решился взяться за это дело.

Продолжал играть в футбол. Тогда в Ростове было две хорошие команды – СКА и «Ростсельмаш». В дубль последнего меня и пригласили. Но поступал-то в институт я как баскетболист, и мой тренер отсоветовал мне принимать это предложение. Я и сам не видел для себя будущего в большом спорте и решил сконцентрироваться на учебе.

Корр.: Студенческие годы спортсмена, наверное, были особенно богаты на приятные воспоминания?

В.М. Наскалов: Да, это время выдалось очень интересным! Запомнились постоянные соревнования. Объездили практически весь Северный Кавказ: Грозный, Махачкала, Орджоникидзе. У нас были хорошие тренировочные сборы. Зимой на первом курсе, например, нас на месяц вывозили в Домбай. Это знаменитый горнолыжный курорт, заповедные места на Северном Кавказе. Научился там кататься на лыжах. На следующий год мы опять отправились в Карачаево-Черкесию – в Архыз. Каждый сентябрь проводили в поселке Лермонтово под Туапсе. Вот так с курорта на курорт и разъезжали! Но, конечно, мы там не только отдыхали, но и напряженно работали – тренировались.

В составе баскетбольной команды. Номер 5

Летом мы обычно устраивались плавруками в пионерских лагерях на Черноморском побережье. Два месяца проходили в настоящих курортных условиях! Был, например, в Гудауте под Сухуми. А лучших студентов посылали в пионерлагерь ЦК ВЛКСМ «Орленок», что возле Туапсе. На четвертом курсе попасть туда удалось и мне. Уехали мы где-то 1 мая, а вернулись только 7 ноября!

«Орленок» был, без всякого преувеличения, элитным советским пионерлагерем. Лучшие школьники со всего Советского Союза съезжались туда по путевкам обкомов партии. Соответственно, и педагогический коллектив был очень сильным. Культурная программа, игры, конкурсы, спартакиады – все на высочайшем уровне! В лагерь постоянно приезжали космонавты и другие советские «звезды» тех лет. Мы, молодежь, и сами не скучали: когда дети укладывались спать, удалялись на «вожатскую полянку» и отдыхали до поздней ночи!

Работа в «Орленке» дала мне бесценный опыт. Я прошел настоящую педагогическую школу! Это прекрасно понимали и преподаватели в институте, которые потом практически автоматом поставили пятерки и за летнюю практику, и по методике физического воспитания.

Студенческая практика после второго курса. Плаврук. П-лагерь Орленок, 1968 год

Корр.: После окончания института Вас ждала армейская служба?

В.М. Наскалов: Да, летом 1970 года получил диплом о высшем образовании, и уже осенью меня призвали в армию. А в те годы брали, как говорится, не из Новополоцка в Боровуху. Попал я в Западную Сибирь! После Ростовской области климат в тех краях был почти невыносимым! Учебку проходил в Тюмени, потом перевели в Тобольск. Там только недавно открыли месторождение нефти (она еще лилась прямо из-под земли!), и мы ехали туда на самом первом поезде, пущенном до этого города.

Новобранец. 1970 год

Тобольск – это же знаменитое место ссылки. Там и Федор Михайлович Достоевский побывал в свое время, и в советскую эпоху была печально известная тюрьма – «Яма». В центральной части города стояли пять пятиэтажек, а все остальное… Кое-где даже сохранялись деревянные мостовые. Одним словом, впечатлений было много!

И так уж вышло, что приехал домой после демобилизации, и первым же вечером по телевизору показали репортаж из Тобольска! Со всех сторон сняли те новые дома в центре города, родители и говорят: «Хороший город! Мог бы там остаться!» Посмотрели бы они на него не через окошко советского телеобъектива!

В армии очень хорошо работает принцип «Хочешь жить – умей вертеться!» Будучи школьником, занимался в художественной студии. Вот я и устроился в части художником. А пришла весна – до конца лета играл в футбол за тобольское «Динамо». Был пропуск, свободно мог выходить за пределы воинской части и на тренировки, и на игры. Но хватило мне, конечно, и чисто армейской подготовки. В то время Советская Армия держала марку!

Корр.: Чем Вы занялись после демобилизации?

В.М. Наскалов: Вернулся домой в декабре 1971-го. Куда податься? Устроился в одну из новошахтинских школ, где и проработал до окончания учебного года. А потом меня пригласили в город Шахты (это полчаса езды от Новошахтинска) в совсем молодой вуз – Шахтинский технологический институт. Начинал как ассистент кафедры физвоспитания, а уже через два месяца меня, 23-летнего преподавателя, назначили исполняющим обязанности заведующего! На общественных началах руководил спортклубом института. Довольно молодым было и руководство вуза – ректор и проректор. Они очень активно поддерживали спорт, в том числе помогая решать учебные вопросы студентов-спортсменов, и сами часто бывали на стадионе. А поболеть было за кого! В институте собрали довольно хорошую студенческую футбольную команду. Наш «Технолог» был призером всесоюзного первенства общества «Буревестник», то есть вошел в тройку лучших вузовских команд Советского Союза!

В.М. Наскалов - руководитель спортклуба института. 1971 год

Корр.: А что Вас подкупило в предложении переехать в Новополоцк?

В.М. Наскалов: В 1974 году в газете «Советский спорт» я увидел объявление о том, что кафедре физвоспитания Новополоцкого политехнического института требуются специалисты. В те годы в БССР их готовили только в Белорусском государственном институте физической культуры, а потому такой кадровый голод был вполне объясним.

Решил поучаствовать в конкурсе и я. В Шахтах было неплохо. Но пришло время создавать семью, а значит, начинал вставать в полный рост квартирный вопрос. Никаких вариантов в технологическом у меня не было. Кроме того, хотелось как-то развиваться, тянуло в науку. Таких перспектив в Шахтах я тоже не видел.

Послал в НПИ свои документы и уже почти успел забыть об этом. Но, в конце концов, пришел ответ. В начале августа 1974 года, приехал в Новополоцк посмотреть на город, на институт. Мне все понравилось! Подумал: «А почему бы и не попробовать!» Встретился с исполняющим обязанности заведующего кафедрой физвоспитания Павлом Яковлевичем Ковалевским. Он сказал, не знаю, так это было или нет на самом деле, что поступило несколько сот заявлений от желающих, и посоветовал принимать предложение. Пообещал скорое решение вопроса с жильем.

В Шахтах была слабая материальная база для развития спорта. Приехал же в Новополоцк, а тут проходят игры чемпионата СССР по волейболу среди команд Высшей лиги. В Новополоцке просто кипела спортивная жизнь! Да, и Шахты могли похвалиться спортивными достижениями. Но тяжелая атлетика – в городе жил и тренировался олимпийский чемпион Василий Алексеев – была, скорее, лишь исключением из правила.

Тренерская работа. 1974 год

Новополоцк подкупил меня еще одним своим достоинством. В Тобольске я, конечно, видел лес, но белорусскую природу полюбил с первого взгляда – еще на подлете к Полоцку!

Корр.: Город произвел на вас самое благоприятное впечатление. А каким Вам показались Новополоцкий политехнический институт и кафедра физвоспитания?

В.М. Наскалов: Молодыми и перспективными! Было даже не ощущение, а уверенность в том, что все можно сделать еще лучше! Помню в нашем тогда еще единственном институтском спортивном зале (сейчас это спортзал № 1) я со студентами наносил баскетбольную разметку, ставил щиты. На кафедре физвоспитания у нас подобрался сильный и дружный коллектив. Мы не только хорошо сработались, но и часто собирались в свободное время.

Первый год работы в НПИ. 1974 год

В середине 70-х еще продолжалось становление кафедры. Когда я только пришел в НПИ, ею заведовал Николай Александрович Потехин – известный легкоатлет, мастер спорта, в свое время выступавший за сборную СССР. К сожалению, он попал в серьезную аварию, восстанавливался и, фактически, уже отходил от дел в институте. Руководство кафедрой осуществлял П.Я. Ковалевский, мастер спорта по борьбе.

На смену Павлу Яковлевичу пришел Владимир Александрович Алексеенко, который появился в НПИ практически одновременно со мной. Он руководил кафедрой с 1979 по 1985 год. У В.А. Алексеенко за плечами уже были московская аспирантура и защищенная кандидатская диссертация. Он специализировался на современном пятиборье, был участником Спартакиады народов СССР. Но в нашем институте этот сложный вид, включающий в себя среди прочего и конный спорт, развивать было невозможно. Владимир Александрович был дважды мастером спорта – стрельбе и фехтованию. Вот на последнем он и сконцентрировался. В НПИ постоянно проходили солидные соревнования. Летом сюда приезжали на сборы сильные спортсмены, в том числе даже из Ташкента. Это был очень хороший и тренер, и человек!

По тому же объявлению, что и мы с В.А. Алексеенко, в Новополоцк приехал Вячеслав Степанович Парамыгин, отец и тренер в будущем известнейшей белорусской биатлонистки, выпускницы НПИ Светланы Парамыгиной. Вячеслав Степанович тренировал в институте лыжников и биатлонистов, а в 1985-1990 годах был заведующим нашей кафедрой.

Корр.: В те годы в НПИ были хорошие студенческие команды по игровым видам спорта.

В.М. Наскалов: Да, и тренеры были сильные! Сева Абрамович Якубов создал хорошую гандбольную команду, был судьей всесоюзной категории и регулярно судил игры чемпионата СССР. Людмила Сергеевна Зайцева, жена известного тренера по метанию молота Петра Владимировича Зайцева, собрала неплохую женскую баскетбольную команду.

Но на кафедре были не только тренеры-игровики. Работал у нас Павел Васильевич Коллонтай, который специализировался на метании диска, как он в шутку называл, «сковородки». Это был очень колоритный мужчина: высокий, мощный, рыжий. Когда он еще учился в институте физкультуры в Минске, за его типаж постоянно приглашали на «Беларусьфильм» играть немцев. Павел Васильевич очень запомнился еще и своим ярким белорусским юмором!

Когда в 1979 году пришел Владимир Михайлович Панкратьев – начали развивать дзюдо. После того, как построили новый корпус, на месте старого актового зала сделали спортзал № 3 и отдали его под гимнастику и борьбу В.П. Панкратьев, сам обладатель высокого 6-го дана, привез учиться в наш институт целую команду ребят из Майкопа. Среди этих сильных спортсменов был, к примеру, и призер Спартакиады народов СССР Марат Тюльпаров, входивший в национальную сборную Советского Союза. Наши студенты-дзюдоисты не просто республиканскую студенческую спартакиаду выигрывали, а побеждали в матчевых встречах сборную БССР! Потом Владимир Михайлович стал тренером национальной команды. Он подготовил около пятидесяти мастеров спорта, и, в том числе, трехкратную чемпионку мира по самбо, заслуженного мастера спорта Республики Беларусь Анастасию Лешкову. Судья олимпийской категории Артур Фандо, еще один его воспитанник – ведущий арбитр в белорусском дзюдо. Наши ребята и сейчас на заметных ролях в Беларуси. Бывший мэр Полоцка Владимир Степанович Точило – сам дзюдоист, и с его помощью в городе открылась школа дзюдо. Нам оттуда пошла очень хорошая подпитка! Есть еще и школа высшего спортивного мастерства в Новополоцком государственном училище олимпийского резерва. Так что на Полотчине, во многом благодаря В.П. Панкратьеву, дзюдо развивается очень успешно!

Кафедра укрепилась и местными специалистами – Светлана Васильевна Егорова вела на высоком уровне занятия со студентами, имеющими отклонения в состоянии здоровья. Разработала и внедряла методические рекомендации по укреплению здоровья студентов средствами физической культуры.

Кафедра физкультуры

Корр.: Наверняка продолжала укрепляться и материальная база для развития физкультуры и спорта в НПИ?

В.М. Наскалов: А как же! Благодаря постоянной поддержке кафедры со стороны руководства, мы и здесь не стояли на месте. Наш ректор Эрнст Михайлович Бебенко был постоянным гостем и активным болельщиком на всех важных соревнованиях: по гандболу, волейболу, хоккею (была в институте и такая команда!). Помню, позвонит Эрнст Михайлович главному бухгалтеру Валентине Антоновне Турхиной: «Нужно решить вопрос…» И решали! Он до сих пор любит и знает спорт!

Появилась своя база на озере Черном. В ее создании непосредственное участие принимала и наша кафедра. Мы там проводили каждое лето. И студентов там отдыхало много! На базе регулярно проводились учебно-тренировочные сборы спортсменов: летом – дзюдоистов, баскетболистов, легкоатлетов, зимой – лыжников. По тем временам созданные на Черном условия были очень хорошими: замечательная природа, пересеченная местность, удобная для тренировок, места для проживания и столовая. Были построены биатлонный стадион (позже там даже проводились республиканские олимпийские игры молодежи), теннисный корт и волейбольная площадка, подготовили футбольное поле. Но в последние годы, к сожалению, там стало пусто…

Корр.: Судя по воспоминаниям преподавателей 70-90-х годов, в институте был развит не только студенческий спорт.

В.М. Наскалов: Конечно! Когда мы, молодые преподаватели жили в институтском общежитии № 1, собирались по воскресеньям на нашей спортивной площадке. Желающих было так много, что иногда даже три команды играли! Участие принимали Н.Н. Попок, А.Н. Панков, Ю.В. Попков, В.А. Евсенко, П.А. Галушков и многие другие. На зимних каникулах на спартакиаде НПИ факультеты выставляли также и команды преподавателей во главе с деканами. Весь балкон был забит студентами – приходили поболеть за своих!

Мы, преподаватели НПИ, кстати, в какой-то степени стояли у истоков создания футбольного клуба «Нафтан». В середине 80-х годов на НПЗ существовала лишь любительская команда. Их заводилой был Анатолий Артюх, главный инженер завода. Мы с ними на выходных играли на стадионе средней школы № 2. Часто выигрывали. А потом на «Нафтане» решили, что можно и на более высоком уровне поиграть. Сначала в 1989 году вошли «в призы» на первенстве области, через пару лет выиграли республиканский турнир профсоюзов, а с 1992 года ФК «Нафтан» стал выступать в чемпионате Беларуси.

Корр.: Вы и сами успешно тренировали мужскую баскетбольную команду НПИ.

В.М. Наскалов: Да, достаточно быстро в институте была сформирована хорошая команда. Выигрывали республиканское первенство среди вузов по второй группе, не раз были в призерах. Даже становились победителями Всесоюзной политехниады СССР – чемпионами всех политехов страны. Знаете, сколько в Советском Союзе было таких вузов? Поинтересовался. Оказывается на 1975 год, например, их было 62!

Я был старшим тренером сборной Витебской области по баскетболу. На республиканские спартакиады ездили. Один из моих воспитанников – Виктор Валерьевич Чесновицкий – работает на кафедре физической культуры и спорта. Но устал я от этой работы, связанной с бесконечными переездами! В середине 80-х годов к нам на кафедру пришел Анатолий Иванович Шендель, передал ему мужскую баскетбольную команду, а сам пошел как соискатель в аспирантуру. Меня по-прежнему тянуло в науку!

Корр.: В 1990 году Вы были избраны заведующим кафедрой физического воспитания и спорта.

В.М. Наскалов: Да, а уже в 1991 году после окончания аспирантуры сразу защитился. Тема моей диссертации – «Профессионально-прикладная физическая подготовка студентов по специальности «Химическое производство» (специальность 13.00.04 – теория и методика физического воспитания, спортивной тренировки и оздоровительной, физической культуры). Я как раз работал с ребятами с технологического факультета. Они уходили на практику на завод, а я снимал показатели, выясняя, как моя программа прикладной физической подготовки на них воздействует.

Очень помог наш институт! Мы закупили тогда на кафедру хорошую аппаратуру, использование которой и позволило дать подтверждение эффективности моей программы. Какие были выявлены закономерности? У кого более развита дыхательная система, тот лучше переносит неблагоприятные для работы условия. Студенты, которые занимались в экспериментальной группе и выполняли предложенную нами нагрузку, показали лучшие результаты по оксигемометрии (насыщенности крови кислородом), энцефалографии (биопотенциалу головного мозга) и работе сердечнососудистой системы. Среди участников того эксперимента был и Олег Владимирович Жебин, сейчас – директор «Полимира», а тогда – обычный студент группы ХТ,  Сергей Иванович Евтушик – заместитель директора ОАО «Нафтан».

1991 год – это же год развала СССР. В октябре подал документы на доцента, а уже в январе 1992 года мне уже было присвоено это ученое звание. В.А. Турхина даже удивлялась: «Как это так быстро!» Интересно отметить, что у меня диплом доцента под номером 000001. Я стал обладателем первого суверенного белорусского документа такого рода! Очень приятно, что и второй диплом тоже принадлежит человеку из ПГУ – ректору Дмитрию Николаевичу Лазовскому!

Атестат доцента

Корр.: Кафедра, наверное, в те годы росла, и студентов становилось больше?

В.М. Наскалов: Конечно! Раньше же физвоспитание было на 1-4 курсах! Спортсмены показывали хорошие результаты. Так у нас появилась спортивная специальность, а потом и свой факультет.

Как-то в воскресенье на соревнованиях с Эрнстом Михайловичем беседовали. Я и говорю, мол, у нас так много спортсменов, учатся они на строителей или машиностроителей, многие с трудом справляются с учебной нагрузкой. Ректор спрашивает: «А что Вы предлагаете?» Я и ответил, что для спортсменов нужна своя специальность. И вот уже на следующий день на планерке Э.М. Бабенко объявил, что будем такую «спортивную» специальность открывать!

Э.М. Бабенко и В.М. Наскалов

Пришлось для этого хорошенько поработать! И Леонид Степанович Турищев, первый проректор, очень помог. Главная проблема состояла в том, что в Витебске был целый факультет физической культуры и спорта, и нам пришлось доказывать правомерность претензий ПГУ на место в этой образовательной нише.

Но, в конце концов, мы открыли двойную специальность «Технический труд. Физическая культура». Некоторое время ушло на ее «настройку под потребителя». Поначалу, например, среди вступительных испытаний значились и математика с физикой. Представляете, как были этому «рады» абитуриенты-спортсмены?! Интересно, что первоначально специальность относилась к машиностроительному факультету, и ее курировал Борис Павлович Чемисов. Э.М. Бабенко даже шутил по этому поводу: «Как Вы там среди станков спортсменов готовите?» Спустя некоторое время, в начале марта 2001 года, мы открыли факультет трудового обучения и физического воспитания.

Вскоре появилась и отдельная специальность «Физическая культура и спорт». Была открыта кафедра теории и методики физического воспитания, возглавить которую доверили мне. В состав кафедры вошли преподаватели Н.И. Апрасюхина, В.Ю. Дятлов, В.М. Панкратьев, В.Н. Спащанская, В.В. Чесновицкий, заведующая учебным кабинетом Н.И. Максимушкина, лаборант Т.Г. Черкасова.

С сотрудниками кафедры

В результате появились новые спортивные достижения. Чтобы перечислить только выдающихся спортсменов, чемпионов и призеров чемпионатов мира и Европы недостаточно одной страницы. Среди них можно вспомнить Анастасию Лешкову, Алексея Тимощика, Кирилла Ковалевского, Алексея Ковалевского, Максима Чаусова, Сергея Фирсова (работают тренерами в школе дзюдо), Кристину Голубеву (дзюдо), Геннадия Махвиеню и Анну Батюшко (тяжелая атлетика), Алексея Жерносека, Марию Веремчук, Германа Белякова (водные лыжи), Алексея Лесничего, Елену Матошко (легкая атлетика), Антона Латкина (плавание), Андрея и Сергея Костициных, Владимира Денисова (хоккей), Дмитрия Сушко (бодибилдинг) и многих других.

Понемногу раскрутились: у нас же и специализации были «Менеджмент спорта и туризма» и «Физическая реабилитация». Последняя появилась благодаря профессору Андрею Николаевичу Ильницкому, который и сейчас работает на кафедре на полставки – приезжает к нам из Москвы. Наладились хорошие связи с Полоцким медучилищем – к нам оттуда пошли абитуриенты. Но, к сожалению, потом на некоторое время его закрыли, что негативно сказалось и на нас.

Корр.: В начале 2000-х на Вашей кафедре появилась еще одна специальность.

В.М. Наскалов: В 2006-ом факультет стал называться спортивно-педагогическим, а в следующем году у нас, действительно, появилась новая специальность – «Туризм и гостеприимство». Я лично участвовал в ее открытии. На первых порах она пользовалась очень большой популярностью: было много желающих и высокий проходной балл. Некоторое время она даже стала самой популярной специальностью в университете, обойдя всех экономистов и юристов! Мы набирали две группы на дневное и две на заочное обучение! У нас был тесный контакт с Институтом туризма БГУФК, преподаватели которого приезжали к нам читать лекции, руководили дипломниками, оказывали методическую помощь. И наши студенты бывали там. Стали подбираться неплохие кадры. К нам приехали два кандидата наук. Но нерешенность вопроса с жильем заставило их уже через год искать лучшее место работы. Отчасти и из-за отъезда этих специалистов специальность «Туризм и гостеприимство» стала терять свои позиции. Эта проблема – наше больное место. Года три тому назад после окончания дневной аспирантуры в Минске защитилась Наталья Антоновна Квятковская – пригласили в БНТУ. Хотели у себя оставить Анастасию Лешкову – и ее в столицу переманили. Все-таки трудно нам конкурировать с минскими условиями…

Если вернуться к специальности «Туризм и гостеприимство», то кафедра истории и туризма сейчас вообще с трудом на нее каких-то студентов набирает. Возможно, они пошли немного не в ту сторону. Наверное, ставку стоило делать не на экскурсоведение. У нас же есть финансово-экономический и юридический факультеты. Более логичным, на мой взгляд, было бы развивать эту специальность именно в этом направлении. Для будущих специалистов в сфере туризма и гостеприимства акцент на экономическую или правовую подготовку был бы более перспективным. Знания и компетенции в этой области очень нужны туристической отрасли. Вот, например, Маргарита Владимировна Янковская окончила ФЭФ, прошла у нас на кафедре переподготовку, отучилась в магистратуре (я был у нее научным руководителем) и сейчас очень успешно руководит совсем недавно созданным Туристическим центром ПГУ.

Многие ребята с наших первых выпусков открыли свои фирмы и, вроде, неплохо работают. Но если честно сказать, в белорусской туристической отрасли есть очень серьезные проблемы. Сейчас же поездки за рубеж стали достаточно доступны, и граждане могут сами составить представление о широте и качестве туристических услуг у нас в стране. Взять, например, наш Полоцк. Кажется, центр Европы, древний город. Но экскурсия на Верхний замок, в Софийский собор. А что с инфраструктурой, туалетом…? Стыдно сказать… Кроме того, туристический объект – это не только древние стены. Это же еще и идеи, мероприятия. Поедешь в Барселону, так там от разнообразия предложений и обслуживания у нашего человека голова кругом идет! Отрасль нуждается в переменах, а современных специалистов толком-то и нет! Туризму необходима государственная поддержка!

На кафедре было много планов! Хотели и тренерскую специальность открыть. На «Менеджменте спорта и туризма» у нас была специализация «Физическая реабилитация», и, казалось, что ее можно развить до самостоятельной специальности. Но в нынешних условиях нужно больше думать о сохранении уже завоеванных позиций.

20.04.2005

Корр.: Совсем недавно Вы сделали себе и ПГУ прекрасный подарок – защитили докторскую диссертацию. Что заставляло Вас двигаться вперед к новой вершине?

В.М. Наскалов: Когда ты в жизни что-то не сделал, тебя все время гложут чувства неудовлетворенности и даже вины. Я же в начале 2000-х поступил в докторантуру и в 2007 году пытался защититься. Но перед моей защитой через наш Совет шли четыре человека с докторскими диссертациями. Это были очень известные люди в мире спорта и высшей школы. И никого не «пропустили»! А я уже и предзащиту прошел. Тренд, как говорится, был неблагоприятный, и мне посоветовали взять паузу.

Время шло, а диссертация лежала. Стало жалко затраченных сил и времени. Нужно что-то было делать. Хорошие знакомые и коллеги советовали: «Попробуй в России! Там быстрее защитишься!» Сначала побывал в Москве. А потом мне подсказали, что Совет по защите есть и в Смоленске. Подъехал в Смоленскую государственную академию физической культуры, спорта и туризма. Ректор Георгий Николаевич Грец предложил защиту в их Совете. Запустили процесс. Проверили работу на плагиат. Все отлично – 93%! Сделал пятнадцать новых «ваковских» публикаций (белорусских они не признавали). Все шло хорошо! В декабре 2015 года я прошел там предварительную защиту. Но 29 апреля 2016 года в связи с бесконечными плагиатными скандалами в России приостановили работу всех советов по защите диссертаций и начали их переаттестацию! В общем, выходило, что я на защиту не попадаю…

Опять немного не хватило. Вернулся к защите в Беларуси. Пришлось кое-что переработать, обновить. Проверил все точки и запятые, интервалы и двоеточия, что сегодня, наверное, имеет «очень существенное значение» для развития науки. Это не самая приятная работа, ведь объем моей диссертации – 430 страниц!

В.М. Наскалов за компьютором

Корр.: Чему была посвящена Ваша докторская диссертация?

В.М. Наскалов: Тема звучит следующим образом: «Теоретико-методические основы физического воспитания студентов, обучающихся в экологически неблагоприятных условиях».

Всемирная организация здравоохранения не зря объявила ХХІ столетие веком борьбы за экологию. Только от загрязнения воздуха в мире умирают миллионы. У нас в Беларуси экологическая ситуация тоже не самая хорошая. Ничего не ощущаем, дышим этим воздухом, травимся. Занятия физическими упражнениями в экологически неблагоприятной среде наносят здоровью еще больший вред. Сердечно-сосудистая и дыхательная системы получают более негативное воздействие загрязненного воздуха, поскольку вредные вещества поглощаются организмом активнее. Поэтому занятия физическими упражнениями в такой неблагоприятной экологической среде влекут за собой негативные последствия.

Что мы предложили? В нашем спортзале в пристройке стоял запатентованный мною воздухоочиститель, мощность которого позволяла искусственно создавать благоприятные экологические условия для занятий физическими упражнениями. Эту идею подсказал доцент кафедры химической техники Андрей Николаевич Панков, который такие установки делал для производственных объектов. Мы и предложили проводить занятия в таких спортивных залах. Воздухоочиститель был достаточно мощный. За перерыв в спортивном зале очищался воздух, и можно было, действительно, с пользой для здоровья заниматься физкультурой и спортом. Для Новополоцка, особенно, в июне и декабре это очень актуально. Таким образом, нами доказано, что и в экологически неблагоприятных условиях можно проводить занятия физическими упражнениями с оздоровительным и тренировочным эффектом в результате внедрения разработанной нами системы эколого-ориентированного физического воспитания.

Предлагали «Нафтану» небольшой мобильный спортивный зал. На заводе запрещено проводить производственную гимнастику, а такой мини-зал можно было подогнать к цеху и дать возможность работникам выполнить какие-то полезные упражнения. Кроме того, мы предложили проводить детоксикацию. Вот, например, в перерыве работники зашли в специальное помещение и позанимались дыхательной гимнастикой. Провели эксперимент, и он показал эффективность этого метода детоксикации организма. По итогам моей защиты Совет рекомендовал выйти на уровень правительства и рекомендовать создавать такие спортивные залы во всех крупных экологически неблагополучных городах.

Корр.: Ваша диссертация имеет не только какое-то абстрактное научное значение, но и может принести людям большую пользу буквально здесь и сейчас!

В.М. Наскалов: Моим официальным оппонентом был директор БелНИЦ «Экология», доктор биологических наук Сергей Борисович Мельнов. Он сказал, что был по-хорошему ошарашен работой – такого подхода еще не встречал. По его мнению, подобные идеи необходимо активно продвигать. Мы ведь чаще только говорим об экологии, а тут – реальное предложение. Но сейчас для меня самое главное – дождаться положительного решения ВАК.

Защита диссертации

Корр.: Возможно, Вам еще предстоят какие-то бумажные хлопоты, но самая важная часть работы сделана. У Вас появится больше свободного времени. Как Вы его любите проводить?

В.М. Наскалов: Долгое время моим основным занятием была стройка: пятнадцать лет занимался строительством коттеджа! А, вообще, продолжаю заниматься физкультурой. Движение – это же жизнь! Играю в теннис. По этому поводу раз в неделю встречаемся с Владимиром Антоновичем Богоненко. По выходным хожу в бассейн «Садко». Там встречаю и наших бывших студентов: начальника производства «Нафтана» Мишу Позднякова, директора «Полимира» Олега Жебина. Они не стали большими спортсменами, но за факультет выступали. О таких выпускниках НПИ-ПГУ, любящих физкультуру и спорт, можно и нужно говорить отдельно! Нам и здесь есть, кем гордиться!

Зимние купания

На рыбалке

Семейный досуг

Занимаемся с супругой туризмом – путешествуем. В начале месяца выезжали в Буковель покататься на горных лыжах. До этого отдыхали в Шри-Ланке. В Барселоне были, во Франции. А что делать? Хочется мир посмотреть! Сын в сентябре «вылавливает» дешевые поездки, спонсирует.

С супругой в Буковеле

На отдыхе

В.М. Наскалов на отдыхе

Михаил в школьные годы занимался спортивным ориентированием, стал кандидатом в мастера. Ему предложили пойти в БНТУ, где работал известный специалист в этом виде спорта, заслуженный тренер БССР Владимир Ильич Чернушин. Так он и поступил в минский политех на специальность «Компьютерная безопасность».

У сына и в школе неплохо с английским было. Потом ему как ориентировщику удавалось выезжать на сборы в Норвегию. Там он получил отличную языковую практику. После окончания БНТУ поработал на «Нафтане» киповцем, инженером по обслуживанию контрольно-измерительных приборов. Но через полгода Миша сказал: «Нет, я не хочу получать деньги! Хочу их зарабатывать!» Уехал в Минск, покрутился год-два, нашел хорошую работу в EPAM Systems, американской компании с белорусским «корнями». Походил еще на курсы английского, в процессе работы еще больше углубил знания языка. Сейчас перешел в другую компанию, работает тестировщиком. Зарплата у него такая, что нам даже и не мечтать о такой. А главное – сыну нравится то, чем он занимается!

В.М. Наскалов с сыном Михаилом

Корр.: Виктор Михайлович, что бы Вы пожелали ПГУ?

В.М. Наскалов: Главное, что нужно университету – стабильность! Постоянные структурные преобразования, переформатирование и оптимизации не приносят большой пользы ни ему, ни высшему образованию в целом. Хотелось бы пожелать университету больше помогать молодежи в решении ее профессиональных и бытовых проблем, но и не забывать о ветеранах, которые стояли у истоков становления и развития факультетов и кафедр. Уверен, у спорта в ПГУ – прекрасные перспективы! Наше руководство любит его и всемерно помогает спортсменам. Пусть, за олимпийским золотом Ирины Кривко последуют новые большие победы!

В.М. Наскалов

В.М. Наскалов

Беседовал Владимир Филипенко