Полоцкий государственный университет

Полоцкий
государственный
университет

Совсем недавно решением Совета Полоцкого государственного университета на радиотехническом факультете была создана новая структурная единица – кафедра энергетики и электроники. Во главе подразделения, образованного путем объединения кафедры энергетики и электронной техники и кафедры радиоэлектроники, встал кандидат технических наук, доцент Дмитрий Анатольевич Антонович – воспитанник факультета, учебная и трудовая деятельность которого вот уже более двадцати пяти лет неразрывно связана с нашим вузом.

Сегодня Дмитрий Анатольевич, молодой и целеустремленный руководитель, преданный науке ученый и недавний триумфатор «Крыніцы ведаў», – герой нашего традиционного интервью!

antonovich 38

Корр.: Дмитрий Анатольевич, откуда Вы родом?

Д.А. Антонович: Родился я в 1976 году в районном центре Кореличи. Некогда это было большое местечко, позже – поселок городского типа, а сейчас – уже город на Гродненщине. Эти места, малая родина моей матери, сегодня очень хорошо известны благодаря Миру и его дворцово-замковому комплексу. Мирский замок – жемчужину белорусского зодчества и культуры – я имел возможность наблюдать каждое лето, проезжая мимо него по пути к бабушке. Приходилось видеть разные стадии его реконструкции. Он менялся и хорошел буквально на глазах! В связи с этим даже интересно смотреть на фотографии, сделанные в разное время у его стен. В 1998 году после окончания вуза мы компанией поехали в путешествие по маршруту Новополоцк-Минск-Мир-Кореличи. Повзрослев, уже семьями прокатились по тому же маршруту. Папины родители жили в Полоцке, и я в первые годы жизни регулярно путешествовал по Беларуси на всех видах общественного наземного и воздушного транспорта.

И отца, и маму распределили в Могилев. У нас была возможность там и остаться, но что-то не сложилось. Кажется, возникли бытовые проблемы. В конце концов, родители отца пригласили переехать к ним в военный городок Боровуха-3, ныне это уже часть Полоцка – улица Вологина. Мой дедушка был военным, побывал в разных уголках Советского Союза, в Германской Демократической Республике и Иране, но к концу службы оказался в Беларуси. Два года проходил в Боровухе срочную службу и мой отец.

antonovich 1

К сожалению, бабушек и дедушек давно уже нет с нами. Но у меня о них сохранились самые теплые воспоминания! То, каким я стал, – это во многом результат их положительного влияния. Мы довольно долго жили в одной квартире с родителями отца. Была возможность видеть отношения в этой большой семье. Несмотря на стесненные жилищные условия, все прекрасно ладили друг с другом. Хватало места не только нам, но и нашим друзьям, часто заезжавшим погостить. Сегодня я хорошо понимаю: детство у меня было абсолютно счастливым!

Корр.: И прошло оно в военном городке Боровуха-3?

Д.А. Антонович: Да. Первые восемь лет, но при этом девять классов, я отучился в Боровухской средней школе, ставшей впоследствии школой № 15 города Полоцка. Еще застал то время, когда она размещалась в старом здании между Боровухой-2 и Боровухой-3. В нем какое-то время учился и мой отец. Его брат, мой дядя, эту школу оканчивал и за курс средней школы получил золотую медаль. Я был очень горд видеть его имя на стенде, посвященном лучшим ученикам в истории учебного заведения. В советские времена золотая медаль была большой редкостью!

Мои школьные годы – это жизнь на улице. Сейчас я нечасто вижу во дворе детей. А мы, например, сражались в футбол дом на дом! Регулярно гоняли мяч с солдатами. Было много и других командных игр, в том числе и достаточно сложных. Взять казаков-разбойников. Там же и какие-то секреты, и штабы – настоящие приключения! В зависимости от сезона было модно играть в ту или иную игру: одно увлекательное занятие сменяло другое. Летом порой я даже расстраивался, когда уезжал к другой бабушке, поскольку оставлял в Боровухе своих друзей. Хорошо бывало, если наша компания разъезжалась на каникулах из города примерно в одно время.

Вокруг Боровухи – лес, и в детстве была заложена во мне страсть – походы в лес за грибами. Мой дебют в качестве грибника состоялся лет в пять. Горжусь тем, что уже примерно через год мою корзинку не нужно было специально фильтровать на предмет «неправильных» грибов. Я и сам разбирался, какие из них хорошие, а какие не очень. В те времена личный автомобиль был не настолько распространенным явлением, как сегодня. Поэтому для хорошей грибной «охоты» не нужно было далеко ехать. Вышел за забор и пошлó дело! Час прогулки по лесу – ты же знаешь все лучшие места поблизости, и с хорошим «уловом» возвращаешься домой. В нашей семье такой отдых любили все, поэтому в грибной сезон каждые выходные мы много времени проводили на природе.

antonovich 2

Рано полюбил и рыбалку. С ребятами ходили на речку или на озеро. Когда подросли, стали ездить в более далекие интересные места. Большинство моих друзей – из офицерских семей, которым пришлось много попутешествовать по военным частям. Так, например, отец одного из моих товарищей был начальником полигона в Дретуни, поэтому мы обходили пешком те, почти дикие, места. Приходилось даже улепетывать от лося и встречаться с волками!

antonovich 3

Я богат друзьями! Классе в пятом у нас сложилась компания, и мы дружим до сих пор, теперь уже семьями. В гости ездим друг к другу и твердо знаем, что есть не родной по крови, но родной по жизни человек, способный в трудную минуту подставить свое плечо.

В общении с друзьями, мы даже смеялись по этому поводу, никогда не возникал вопрос, кто каждый из нас по национальности. А вот не так давно стали задумываться об этом. Разобраться оказалось непросто! Дед мой по отцовской линии – донской казак, бабушка же – чистокровная белоруска. У мамы – все наоборот. Ее мать, моя бабушка, родилась на Русском Севере, а папа – местный. Вот и поди разберись, кто я: белорус или русский!

Корр.: А как формировались Ваши учебные интересы в школе?

Д.А. Антонович: До сих пор не могу до конца определить, кто я: гуманитарий или технарь. Мне одинаково хорошо давались и математика, и, скажем, география. Но жизнь показывает, что, наверное, во мне все-таки преобладает второе начало.

На такую мою разносторонность могло повлиять то, что я в детстве много, почти запоем, читал. Как и все мальчишки, отдавал предпочтение книгам о приключениях и фантастике. Мои родители сами любили читать. Дома у нас была неплохая библиотека. Но часто не спасала и она. В те времена книжного дефицита часто выручала компания: книги активно ходили по рукам. Если кому-то из нас не удавалось дать друзьям что-то почитать, то самые интересные вещи просто пересказывались. Благодаря этому, я и сегодня могу предложить дочери хорошую книгу. Приятно осознавать: почти всегда угадываю с тем, чтобы могло ее заинтересовать.

В нашей школе всегда были сильные учителя-предметники по математике. Многое было заложено в мою подготовку именно ими. Вместе с тем историю нам преподавала Алла Ивановна Левина – очень интересный человек и педагог. Я ей до сих пор очень благодарен! Она помогла нам научиться хорошо формулировать свои мысли, обобщать и делать выводы. На ее уроках просто рассказать содержание параграфа учебника было недостаточно. Всегда требовалась дополнительная информация.

Класс у нас был непростой – «хулиганствующих отличников», как я его люблю называть. Учились мы хорошо, но и урок сорвать были вполне способны, и на нервах нелюбимого учителя поиграть. Это сейчас уже понимаешь свои ошибки, а тогда было непросто удерживать себя в строгих рамках. Начиная класса с шестого, появилась проблема с классным руководителем. Каждый год нас передавали новому педагогу. Можно найти в этом и положительный момент, поскольку мы рано стали более самостоятельными: сами организовывали себе поездки, находили какие-то развлечения.

Корр.: После девятого класса Вы покинули Боровухскую школу?

Д.А. Антонович: Да. Переходу на новое место способствовало сразу несколько факторов. Все, как говорится, «срослось». В 1986-м у меня появилась сестра. Очень назрел вопрос улучшения жилищных условий, и через три года, в 1989-м, родители построили кооперативную квартиру в Новополоцке. Отец и мать уже жили на новом месте, а я с сестрой еще несколько лет оставался у дедушки с бабушкой. Во-первых, мне было удобно ходить в мою школу. Во-вторых, родители так могли решить проблему недоступности услуг детского садика: за сестрой с большим удовольствием присматривали бабушка и дедушка. А каждые выходные мы ехали в Новополоцк к родителям.

Новополоцкого лицея тогда еще не было. Но уже появился его зародыш: экспериментальные профильные классы на базе средней школы № 2 города Новополоцка. После девятого класса решили, что мне нужно перебираться на новое место. Номер учебного заведения не играл для меня никакой роли. СШ № 2 прекрасно подходила мне и с точки зрения близости к дому.

Корр.: Вы остались довольны произошедшими переменами?

Д.А. Антонович: Да, я очень рад, что все так сложилось! Это было очень круто! В стенах Новополоцкого политехнического института мы занимались больше, чем у себя в школе. В НПИ у нас проходили занятия по физике, математике, информатике, английскому и физкультуре. Остальные предметы (только два дня в неделю!) изучали у себя.

Физику у нас вел старший преподаватель кафедры физики Геннадий Аркадьевич Дубченок, математику – старший преподаватель кафедры высшей математики Мария Павловна Юрченко и Галина Николаевна Новинская, английский – старший преподаватель кафедры иностранных языков Людмила Николаевна Славинская, физкультуру – старший преподаватель кафедры физического воспитания и спорта Сергей Федорович Вильтовский. Все это были прекрасные опытные педагоги!

В институте мы уже могли немного почувствовать себя студентами. Совсем по-другому был организован учебный процесс: у нас были не уроки, а пары, и учебный год разделялся не на четверти, а на триместры. На профильные дисциплины – я пошел в физико-математический класс – выделялось много часов. Были другие педагоги, использовались иные подходы. Очень скоро я почувствовал себя взрослее.

Адаптация к новым условиям не была идеальной. У нас в Боровухской школе преподавание физики традиционно сильно уступало уровню преподавания математики. Поэтому в своем первом триместре у требовательного Геннадия Аркадьевича я еле-еле до четверки дотянулся! Но зато потом все пошлó хорошо, и у меня всегда была крепкая пятерка.

Корр.: Это была прекрасная подготовка к учебе в вузе, очевидно, повлиявшая и на выбор самого высшего учебного заведения.

Д.А. Антонович: Да! Можно было, конечно, и в Минск поехать, но я туда не рвался. Мне было комфортно и интересно в Новополоцке. Со многими лицеистами мы продолжили учиться в университете. В нашей учебной группе, состоявшей из 20 человек, 12 были выпускниками лицея – одноклассники или ребята из параллели. Одним из таких лицеистов был и наш проректор по учебной работе Юрий Петрович Голубев. Как мы смеялись, лабораторные работы по физике мы делали с ним с 1991 года. Скоро можем отмечать 30-летие совместной деятельности! Я уже говорил, что богат друзьями. Так вот, вторая половина близких мне по жизни людей – это именно лицейские и вузовские ребята. Меня с ними тоже связывает крепкая дружба, а они, в свою очередь, познакомились и сдружились с нашей школьной компанией. Я и в этом плане абсолютно счастлив!

Корр.: Как происходил выбор вузовской специальности?

Д.А. Антонович: Честно говоря, наибольшее влияние на меня в этом вопросе оказал совет отца. Всю свою жизнь он проработал в электросетях, и поэтому его мнение о целесообразности поступления на радиотехнический факультет выглядело вполне авторитетным. После физико-математического класса это было тем более логично.

Некоторое время я еще колебался. Признаюсь, очень привлекала меня также специальность «Промышленное и гражданское строительство». Мне это и тогда нравилось, и сегодня работа руками (например, ремонт в доме) доставляет мне удовольствие. Но я, в конце концов, выбрал специальность «Радиотехника». Некоторые мои согруппники ко времени поступления уже что-то довольно серьезное паяли. К сожалению, у меня здесь большого опыта не было.

Корр.: Как прошли поступление в институт и адаптация к новым требованиям?

Д.А. Антонович: Вступительные экзамены сдавать не пришлось. Обладатели медалей из профильных классов, как и потом некоторое время лицеисты, по желанию могли быть просто зачислены на избранную техническую специальность. Это было дополнительным бонусом для тех, кто отлично учился и не хотел куда-то уезжать. У нас половина лицейского класса – медалисты, и практически все остались здесь. Сдавали экзамены только в большинстве своем наши девчонки, изъявившие желание поступать на новомодную экономическую специальность, открывшуюся годом ранее.

Переход к высшей школе для меня оказался плавным и очень комфортным. Все-таки два года в лицейском классе, тем более проведенные преимущественно в вузе, сыграли свою положительную роль. Первые два курса главными предметами оставались те же самые математика, физика и информатика.

Если говорить о наших преподавателях, то на радиотехническом факультете, что ни человек – яркая личность, о которой можно рассказывать очень долго! Я и тогда восхищался, и сейчас восхищаюсь людьми, способными делать что-то виртуозно. Когда преподаватель, приходя через неделю на следующую лекцию, без всякой бумажки продолжал мысль, на которой остановился в прошлый раз, то это впечатляло! А большинство наших педагогов делали именно так. Были у нас семинарские занятия, когда нам очень качественно надиктовывали конспект и одновременно чинили утюг. Я сейчас прекрасно понимаю, как непросто совмещать два таких занятия! Это было очень круто!

antonovich 4

Корр.: В годы Вашего студенчества учебный процесс на факультете отличался от сегодняшнего?

Д.А. Антонович: По окончании 3 курса мы еще имели возможность перейти на специальность «Вычислительные сети». Вдобавок к обычному набору создавалась отдельная группа из ребят с других специальностей. Учеба для них должна была начаться сразу со 2 курса. Я, честно говоря, тоже подумывал об этом варианте, поскольку информатика мне тоже всегда нравилась. Оглядываясь назад, понимаю, что тогда в 90-е годы было много возможностей и разветвлений для развития жизненного пути. Но сложилось так, как сложилось.

В то время была очень интересная практика, и я хочу сейчас побеседовать с руководством и узнать, реально ли ее вернуть. Нас, студентов, брали на кафедру на 0,25 или на 0,5 ставки лаборантами. Мы подрабатывали, получая хорошую прибавку к стипендии. Но самое главное – у нас была возможность под руководством опытных университетских преподавателей что-то делать руками: принимать участи в создании стендов, заниматься ремонтом. На 3-4 курсах я с одногруппником работал в лаборатории у Виктора Францевича Янушкевича. Туда же приходили и старшие студенты, и выпускники факультета. Так можно было и познакомиться с кафедрой изнутри, и чему-то научиться дополнительно, и более тесно пообщаться на профессиональные темы, что немаловажно для подготовки настоящего специалиста. Потом, с середины 4 курса, такая практика, к сожалению, прекратилась, а хорошая привычка иметь лично заработанные деньги на карманные расходы заставила меня устроиться санитаром.

antonovich 7

antonovich 6

Корр.: Как Вы пришли к научному творчеству? Кто на Вас оказал решающее влияние?

Д.А. Антонович: В 1992 году в Новополоцк из Томска приехал профессор Груздев. Как любит говорить Владимир Алексеевич: «Я приехал сюда уже не наукой заниматься, а просто преподавать». Но к счастью, в том числе и для меня, все вышло по-другому! Его уговорили продолжить то дело, которое принесло ему Государственную премию РСФСР. А в 1993-м, как раз в год моего поступления, выпускником БГУ в наш вуз пришел Виталий Геннадьевич Залесский. Пока я учился, они с профессором Груздевым развернули здесь серьезную научную работу.

gruzdev 3

В 1998 году, как потом уже вспоминали Владимир Алексеевич и Виталий Геннадьевич, наступил момент, когда появились тематики, и они поняли, что нужно расширять научный коллектив, привлекать к работе молодежь. Поскольку напрямую по этому направлению, то есть по вакуумно-плазменной электронике, у нас в университете не было специальности на первой ступени высшего образования, решили задействовать несколько студентов-старшекурсников радиотехнического факультета. С вопросом, нет ли ребят, желающих влиться в научный коллектив, они обратились к Александру Петровичу Голубеву, нашему декану, и заведующему выпускающей кафедрой Александру Сергеевичу Вершинину. Они и порекомендовали Юрия Петровича Голубева и меня. Был еще и третий кандидат – Олег Рабец, но он отказался. В качестве дипломных проектов нам уже предложили тематику, связанную с направлением Владимира Алексеевича. Но, искренне скажу, что четкое понимание написанного в этой работе пришло ко мне только года через два, уже в аспирантуре. Кроме того, нам с Юрой сразу предложили остаться на кафедре и поступать в аспирантуру.

antonovich 9

antonovich 10

antonovich 11

У меня был выбор. Отец, работая в электросетях, предлагал пойти по его стопам. Но, в то же время, он же посоветовал мне попробовать себя на научном поприще, мол, устроиться на предприятие по специальности можно будет всегда, а вот еще раз получить возможность поступить в аспирантуру вряд ли получится. Я прислушался к его словам и пошел этим путем.

Корр.: Чем Вам особенно запомнилась студенческая пора?

Д.А. Антонович: Не зря о времени студенчества говорят, что это лучшие годы в жизни человека. На самом деле, было и весело, и здóрово, и хорошо! Но не скажу, что был праздник каждый день. Сейчас есть Интернет, и любую информацию можно получить, практически не вставая из-за рабочего стола. А тогда за любой книжкой нужно было идти в библиотеку, конспектировать ее содержание. Много приходилось ксерокопировать. А копировальная техника все еще была в диковинку.

Как сейчас помню такой эпизод. Подходил к концу первый курс. Был какой-то праздник, а билеты на него распечатывались на ксероксе. На них не ставили ни печатей, ни штампов! Представляете, ксерокопии было достаточно для того, чтобы обеспечить «эксклюзивность» и «защищенность» документа! Но у одного нашего однокурсника отец был большим начальником: съездили к нему в приемную и распечатали себе билеты. В следующем году на них уже все-таки появились печати с подписями, но и эту проблему мы как-то решали!

Многие интересные истории имели не менее интересное продолжение. Так, например, в середине 90-х в нашем вузе давала концерт группа «Крама». Один из моих согруппников, Константин Сытов, на тот момент работал звукооператором в студклубе. Он произвел запись концерта, а другой товарищ сохранил ее. Позже мы оцифровали ту запись, и когда «Крама» приезжала на 45-летие Новополоцка, сделали красивую обложку для диска, подарили его музыкантам. Так у группы появился еще один альбом, а у нас – приятные воспоминания и совместная фотография.

antonovich 15

Очень запомнилось время учебы в аспирантуре. Ты уже постарше, и сессию сдавать не надо. Больше свободы: становишься взрослее и можешь больше себе позволить.

Корр.: Но ведь Вам приходилось совмещать работу на кафедре и учебу.

Д.А. Антонович: Конечно, было не просто! Я ведь заново учился решать задачи. Физика у нас закончилась на 2 курсе, и следующие три года было не до нее. Научная работа тоже отнимала немало сил! Порой я даже завидую гуманитариям. Они работают преимущественно за столом. Да, нужен интеллект, усидчивость, есть свои специфические проблемы. В области технических наук трудно обойтись без сложных экспериментов.

К сожалению, финансирование науки всегда оставляло желать лучшего. Например, я знал, что есть такой транзистор, но у меня его не было. Делали его из «подручных деталей». Иногда приходилось даже, наверное, велосипед изобретать, заниматься тем, что зарубежным коллегам зачастую трудно понять. Помню, мы что-то хотели купить на «Интеграле». На заводе ответили, что их не интересует продажа десяти транзисторов, а нам была не нужна вся партия в тысячу штук. Выходили из положения собственными силами. Было много работы руками, в том числе и с железом: что-то затачивали, нарезали резьбу.

Приходилось много читать, искать нужную научную литературу. Научился писать заявки, отчеты, составлять сметы и штатное расписание, делать калькуляцию. По сути, приходилось овладевать новыми профессиями! Но эти навыки за плечами не носить!

Корр.: Чему было посвящено Ваше диссертационное исследование?

Д.А. Антонович: Изначально мы занимались главным образом электронно-лучевой сваркой. Что такое сварка для большинства людей более-менее понятно. Есть и целый ряд материалов, и технологий, и процессов, когда требуется производить сварку в вакууме. Технология электронно-лучевой обработки материалов появилась где-то в 50 – 60-е годы прошлого века. Есть термокатод – проволока, по которой пропускается электрический ток. Он нагревается и испускает электроны. Далее прикладывается ускоряющая разность потенциалов. Я думаю, все, наверное, помнят электронно-лучевые трубки в старых телевизорах или мониторах компьютеров. В них тоже использовался подобный принцип.

А уже позже, где-то в 70 – 80-е годы, в России зародилось новое направление, суть которого заключалась в том, что электроны добывались не из нагретой проволоки, а из плазмы газового разряда. Обе технологии имеют и свои плюсы, и свои минусы. Но старая, которая и теперь используется, например, при сварке корпусов подводных лодок, уже не подходила для заваривания тепловыделяющих элементов атомных электростанций и так далее.

Владимир Алексеевич, который входил в группу российских ученых, разрабатывавших эту технологию, привез ее в Беларусь. Меня это направление заинтересовало. Наверное, интерес можно почувствовать к любой области знаний, которой ты начинаешь заниматься. Главное, чтобы там было что-то новое, неизведанное. Мы и сейчас продолжаем двигаться в этом направлении. Всегда есть множество вопросов, на которые пока нет ответов. Заниматься их поиском очень интересно!

Корр.: Работа над диссертацией продолжилась и после окончания аспирантуры?

Д.А. Антонович: Да, нужно было еще многое сделать, чтобы получить хорошую диссертацию. Мы с Юрием Петровичем учились в аспирантуре в одно время, шли параллельными путями, но в начале 2000-х годов все было достаточно сложно. Даже стимулов особых не было, чтобы защищать кандидатскую. Надбавка за научную степень была небольшая, нужно было зарабатывать, чтобы содержать семью и не зависеть от помощи родителей. Возможно, работе над завершением диссертации не отдавалось столько сил, сколько требовалось. Хотя уже сейчас, по прошествии лет, я прекрасно помню, как Владимир Алексеевич все время говорил: «Надо доделать! Не нужно откладывать!» Но вот у меня, в отличие от Юрия Петровича, быстро не получилось.

antonovich 14

По нашему направлению сделать что-то в одиночку, и диссертация здесь не является каким-то исключением, практически нереально. Конечно, допускаю, что я выражаюсь слишком категорично. Наверное, и одному человеку это под силу, но на работу уйдут годы, очень много сил и энергии. Даже подготовка эксперимента требует больших временных и прочих затрат. Например, я не могу провести эксперимент, если не работает вакуумная система или плохо функционирует насос. В последнем случае, прежде чем что-то делать, нужно разобрать устройство, поменять масло, обнаружить течь и так далее. Зачастую имевшихся знаний для всего этого просто не хватало. Меня же никто и никогда не учил тому, как работает насос, из чего он состоит. Приходилось разбираться! Руки бывали по локоть в масле. Но, с другой стороны, как у нас говорят, это учило «уважению к вакуумной системе» – тому, что нужно все содержать в чистоте и исправности. Много усилий шло на интерпретацию результатов эксперимента на основе компьютерных расчетов. Здесь тоже можно было рассчитывать на помощь коллег. Немало времени отнимало построение графиков. В те годы приходилось рисовать в графическом редакторе Paintbrush. По сравнению с нынешними возможностями это был просто каменный век! Иногда был вынужден оставлять компьютер на сутки, чтобы он посчитал одну-две точки!

Без реальной командной работы получить хороший научный результат просто невозможно! Кто-то больше специалист по одному направлению, кто-то по-другому. Лишь работая сообща, можно сложить научный «пазл» в четкую картинку. Но это – то, что касается экспериментальной стороны исследования. Диссертацию, в любом случае, надо было написать самому. Только пропустив через себя весь разнородный сложнейший материал, можно было упорядочить его и получить четкий и понятный текст.

antonovich 16

Моя диссертация, защищенная в 2009 году, – это во многом результат работы на каком-то этапе всего научного коллектива В.А. Груздева. Тема – «Технологический электронно-лучевой энергокомплекс на основе пушки с плазменным эммитером». Из названия понятно, что это был целый комплекс, который включал в себя и вакуумную камеру, и систему электропитания, и плазменный источник электронов. Было предложено несколько новых конструкций.

И сейчас это достаточно благодатное направление. Но с переходом Виталия Геннадьевича в Физико-технический институт НАН Беларуси и моим переходом на должность заведующего кафедрой стала остро ощущаться нехватка свободного времени для занятия наукой. С нетерпением жду ближайшего отпуска. Часть его с удовольствием проведу в лаборатории! Я и не припомню, когда уходил в отпуск на два месяца и был свободен от дел в университете. Даже будучи просто инженером на кафедре физики, приходилось проводить эксперименты. То, что не успевали сделать за год, догоняли летом.

Корр.: Профессор Груздев в своем интервью сетовал на проблему омоложения науки. Видите ли Вы прогресс в этой области?

Д.А. Антонович: У меня сейчас, надеюсь, формируется новый коллектив. Ученики Владимира Алексеевича разошлись по административным работам, но никому не хочется, чтобы это интересное направление «завяло». Тем более, накоплен большой опыт, есть оборудование, по-прежнему в строю и сам Владимир Алексеевич. Профессор никогда не отказывает в помощи и по-прежнему прекрасно генерирует идеи! Буквально вчера мы обсуждали план работы, и он набросал для нас столько вопросов!

Нашей научной школе, действительно, нужен приток свежей крови! Но очень тяжело убеждать выпускников, по крайней мере, наших технических специальностей, оставаться в университете и идти в науку. Нам трудно конкурировать с предприятиями, где ребятам сразу предлагают более выгодные условия. Тем не менее, мы надеемся, что рано или поздно найдем одного или двух ребят, которые поверят нам и поймут, что, пускай материальное и моральное удовлетворение от работы на кафедре придет не сразу, но в перспективе наука откроет перед ними куда более широкие возможности. Это касается и заработка, и карьерного роста, и возможности увидеть мир.

У нас на кафедре есть интересные задумки, мы имеем хорошие предложения от промышленных предприятий. Реализация этих идей может дать неплохой экономический эффект. Но для того, чтобы взяться за это дело нам элементарно не хватает рабочих рук. Получается замкнутый круг: на кафедру не идут из-за невысокой зарплаты, а кафедре, чтобы зарабатывать больше требуются, в том числе, молодые рабочие руки и головы. Буду говорить прямо: выпускник должен видеть, что здесь он будет хорошо зарабатывать. Рассчитывать на голый энтузиазм в сегодняшнем мире уже не приходится. Но я достаточно упрямый человек и, уверен, что все у нас получится, пусть и не так быстро, как всем нам того бы хотелось.

Уже сегодня есть несколько студентов, которые работают у нас на теме, получают зарплату. Два года на должности заведующего кафедрой – это не так много. Сейчас я лучше знаю студентов нашей специальности и вижу их возможности. Ребята, у которых есть склонность к научно-техническому творчеству, которые уже что-то делают руками, есть. Их просто нужно вовремя разглядеть, привлечь интересными задачами.

Корр.: Какую научную перспективу Вы видите у Вашего направления?

Д.А. Антонович: Я, наверное, не буду пока затрагивать какие-то глобальные вопросы. С Виталием Геннадьевичем мы не теряем связи. Буквально вчера мы созванивались с ним и обсуждали кое-какие детали текущего совместного проекта. На следующей неделе в Физтех поедет аспирант Виталия Геннадьевича Павел Николаевич Солдатенко. В июле планирую сам туда съездить, поработать в их лаборатории, пообщаться и с В.Г. Залесским, и с другими коллегами, которых у меня там теперь стало больше.

antonovich 55

Наше направление, скажу, не боясь сглазить, расширяется. Я заинтересовал им и двух коллег по кафедре. Они уже включились в нашу работу. Это, к примеру, Сергей Николаевич Абраменко. Мы успешно сотрудничаем с Физтехом и БГУИР, совместно с которыми последние три года ведем два проекта. Сейчас тенденция такова, что задания укрупняются. Лучше делать качественнее свою часть работы, чтобы в целом решить какую-то более глобальную задачу. Недавно мы подали в государственную программу на 2019-2020 годы еще два проекта. Одно из направлений – разработка автоматизированной аппаратуры. А это конек С.Н. Абраменко. Мы все равно будем этим заниматься, но если еще и удастся финансирование получить, то будет очень здóрово!

antonovich 52

Есть также направление по моделированию различных процессов, связанных с этой областью, например, нагревания металла в зоне сварки, по моделированию самой конструкции. Очень хочется, прежде, чем что-то вытачивать или сверлить, смоделировать все на компьютере и посмотреть, что может получиться, не создавая физическую структуру. Это и дешевле, и дает возможность опробовать многие варианты. Тематика у нас такая многогранная, что, пожалуй, любой талантливый и трудолюбивый специалист может принести большую пользу общему делу.

Корр.: Мы в основном говорим о Вашей научной деятельности. Но Вы еще и преподаватель с достаточно большим стажем.

Д.А. Антонович: Как и любому начинающему преподавателю, много приходилось работать аудиторно, проводя лабораторные работы. Это же не лекция, и не практическое занятие. Там немного проще, но приходится много общаться с ребятами. Так постепенно набирался необходимого опыта.

Мне преподавательская работа нравится! Я уже упоминал о том, что мне заново приходилось учиться решать задачи по физике. В то время наблюдался дефицит учебной литературы, например, не хватало решебников. Сначала нужно было найти похожие задачи с ответами и справиться с ними. А затем, используя удачный опыт, попытаться решить нужные. Пришлось проработать много задач, зато удалось набить руку и уверенно чувствовать себя в аудитории. Постепенно сформировалось умение не просто сходу думать, как решать задачу, а сразу объяснять логику и ход ее решения. Это очень важно! Кто-то умеет очень хорошо объяснять, а кто-то умеет блестяще решать. Не всегда эти умения сходятся в одном человеке.

Постепенно обретал опыт лектора. Если на первых порах очень страшно было отойти от заготовленного текста, то годы работы на кафедре физики позволили с определенного момента обходиться одной презентацией и не зависеть от каких-то бумажек.

Хотя преподавательская работа всегда оставляет немало места для сюрпризов. Когда два года назад, в конце 2016-го, я перешел на кафедру энергетики и электронной техники, пришлось вести специальные дисциплины. В учебном 2016/2017 году, например, мне выпало читать семь абсолютно новых для меня курсов! И этот процесс освоения неизведанного для меня до сих пор не закончился. Уже привык к такой ситуации. А поначалу было совсем грустно!

antonovich 51

Корр.: С конца 2016 года Вы не просто работаете на кафедре энергетики и электронной техники, но и заведуете ею (беседа состоялась до слияния кафедры энергетики и электронной техники и кафедры радиоэлектроники).

Д.А. Антонович: Да. Поначалу я отказался от этого, признаюсь, очень лестного предложения. Но потом, решил, что все-таки надо попробовать. И ни разу не пожалел. Очень благодарен за доверие и возможность попробовать себя на этом месте!

Я помню, как на заре преподавательской работы у меня проходила защита лабораторной работы: в поту были и студенты, и я! Действовал чересчур жестко! В таком же духе потом работал и на экзаменах. С годами взгляды на стиль работы преподавателя и саму ее суть менялся. А придя на должность заведующего выпускающей кафедрой, увидев все механизмы работы учебного подразделения, ко мне пришло понимания чрезмерности моих первоначальных требований. Мой школьный приятель, который живет и работает в Москве, например, говорит: «Да, я никогда хорошо не знал физики, но это же не помешало мне стать хорошим строителем!» Эта точка зрения, возможно, является крайностью, но доля правды в ней, несомненно, есть. Изменилось время, в котором мы живем. Любая информация стала более доступной. То, что я раньше требовал учить наизусть, сегодня знать в любой момент дня и ночи совсем не обязательно. Это можно в любой момент уточнить, используя сеть Интернет. Главное уметь учиться, уметь искать информацию и пользоваться ею. При этом, конечно, база, фундаментальные знания, навыки и умения должны быть.

С другой стороны, я просто больше узнал о родном университете. Что мне было известно, например, об организации студенческой практики, дипломного проектирования, работы ГЭКа, вступительной кампании и распределения студентов? Все это совершенно отдельная наука для руководителя! Как я сейчас говорю, если бы в свое время представлял круг вопросов и зоны ответственности завкафедрой, то, возможно, крепче задумался, принимать это предложение или нет.

Взаимозаменяемость преподавателей на кафедре физики была в разы выше. А за нашей кафедрой закреплены 85 дисциплин, и их специфика куда более тонкая. Очень хочется привлечь в коллектив молодежь, поскольку должна быть преемственность. Наши опытные педагоги находятся в почтенном возрасте, им нужно готовить смену. Никуда от этого не деться! А ведь преподаваемые у нас предметы не подхватишь за один вечер! Их не просто следует глубоко изучать, но неплохо бы еще и иметь практический опыт работы. Поэтому был расстроен, когда не смог уговорить прийти на кафедру выпускника. Ничего, будем работать в следующем году!

Корр.: У Вас сильная кафедра с опытнейшими специалистами. Кого бы Вы выделили в первую очередь?

Д.А. Антонович: У нас на кафедре все люди важны! Работать с таким коллективом – мечта любого руководителя! Во-первых, он отличается высоким уровнем самоорганизации. Практически каждый сам знает, что и когда нужно делать. Во-вторых, наши преподаватели открыты новым идеям, поддерживают новации и всегда открыты для всех студентов.

antonovich 56

За эти два года мы смогли открыть дополнительную специальность магистратуры – «Энергетика». Девять ребят из 22 наших нынешних выпускников уже изъявили желание продолжить обучение на второй ступени высшего образования. Совместно с нашим ИПК уже набрана группа на курсы переподготовки на базе высшего образования по специальности «Диагностика и техническое обслуживание энергооборудования организаций», осенью запланирован набор второй. Для нас это очень важный опыт с той точки зрения, что на переподготовку приходят люди, которые, как правило, имеют большой практический опыт работы, но не имеют соответствующей квалификации. Поэтому процесс обучения – обоюдный. Чему-то будем учить мы, а о чем-то нам не грех спросить и у наших курсантов.

Наступило время, когда ребята моего возраста, мои однокурсники, например, уже занимают ответственные должности. Нужно использовать такую возможность для пользы кафедры и факультета: для того, чтобы попасть на экскурсию на предприятие или получить какое-то оборудование, где-то трудоустроить наших выпускников или помочь с разработкой стендов. В наш ГЭК входит мой бывший одногруппник. Кого-то из знакомых удается привлечь поработать с нашими дипломниками или прорецензировать их работы. Привлечение специалистов с предприятий дает хороший эффект!

Корр.: В начале текущего года Ваша кафедра оказалась в поле зрения канала ОНТ. Есть ли у Вас другие задумки по использованию в университете альтернативных источников энергии?

Д.А. Антонович: Да, конечно! На кафедру уже закуплены два ветрогенератора: один – вертикальный, а другой – горизонтальный. Остается установить их на крыше, подключить необходимое оборудование. Всегда хочется из каждой вещи «выжимать» по максимуму. С одной стороны, организуем дополнительное освещение лестниц и коридоров нового корпуса. С другой – на кафедре читается курс «Нетрадиционные источники энергии». Наши студенты уже привлекались к установке солнечной батареи, сейчас занимаются ее обслуживанием. Подобная практика будет нами использована и в случае ветрогенераторов. Так мы получаем практическую лабораторную работу! Можно сколько угодно рассказать о нетрадиционных источниках энергии в лекциях, но когда ребята увидят, как установка реально действует, поработают с ней руками, разберутся, какие у нее плюсы и минусы, это будет совершенно другой уровень подготовки. Есть и другие идеи.

Корр.: Каковы, на Ваш взгляд, перспективы развития кафедры энергетики и электронной техники и радиотехнического факультета в целом?

Д.А. Антонович: Я считаю, что те специальности, которые у нас есть, на самом деле очень востребованы и ценны. Возможно, не все это четко понимают. Да, сейчас в тренде IT-технологии, но далёко не все специалисты из этой отрасли становятся звездами. Мне кажется, большое будущее ждет как раз тех специалистов, которые не только владеют современными информационными технологиями, но и умеют работать с «железом». Наши специальности как раз к этому и подводят. С одной стороны, ты овладеваешь навыками и умениями программировать, к примеру, контроллеры, а с другой – умеешь «общаться» с конечным устройством. Те ребята, которые стараются учиться и дополнительно работают с преподавателями в лабораториях, имеют все возможности вырасти в высококвалифицированных профессионалов.

antonovich 49

Я хочу, чтобы на РТФ сегодня стояла такая же очередь из абитуриентов, как было тогда, в начале 90-х, когда поступал я сам. Уже в прошлом году на специальность «Проектирование и производство программно-управляемых электронных средств» конкурс составлял несколько человек на место. Надеюсь, что тенденция роста наших специальностей станет устойчивой. Радует и то, что последние годы количество заявок от предприятий превышает количество выпускников. Нам есть, куда расти!

Осенью мы планируем дать возможность нашим студентам получить параллельно и рабочую специальность. Логика проста. Во-первых, они будут иметь по своему направлению больше практики. Во-вторых, многие выпускники, распределяются на рабочие должности. В этом нет ничего зазорного – только польза! Но, получается, выпускники техникумов оказываются в более выгодном положении. Имея рабочую специальность, они сразу получают преимущество в зарплате. Так, заплатив немного за дополнительное обучение, наши студенты впоследствии за пару месяцев с лихвой окупят затраченные средства. Идет совершенствование курсов по электробезопасности. Всего же у нас по кафедре разработаны и действуют семь образовательных курсов. Дальнейший рост связан с человеческим ресурсом на кафедре.

Есть желание завязать сотрудничество с брендовыми компаниями по лабораториям, задумки по новым лабораториям. Мы достаточно плодотворно занимаемся обновлением нашей материально-технической базы, чтобы дать студентам возможность работать с современными образцами техники. Не так давно у нас проходил государственный экзамен на специальности «Электроснабжение». Я с гордостью продемонстрировал членам ГЭК устройства и приборы, которые мы закупили. Наши гости выражали удовлетворение происходящим у нас переменам.

antonovich 53

Нам удалось бесплатно получить программное обеспечение, необходимое для студентов наших специальностей, и уже нынешним летом коллеги ездили в Минск на обучающие курсы. Общаясь с представителями разных вузов Беларуси, стало ясно, что в плане материально-технического обеспечения мы выглядим более чем достойно! Лектор на курсах, например, рассказывает о новейших гравировальных станках, а Татьяна Викторовна Молодечкина с гордостью отвечает: «И у нас есть такой, и мы уже умеем на нем работать!»

Очень отрадно то, что руководство университета вкладывает серьезные деньги в развитие технических специальностей. Да, приходится побегать, чтобы найти то, что нужно купить, продумать, как закупленное оборудование или приборы внедрить в учебный процесс. Но это очень приятные хлопоты! Здорово, когда в лабораторию приходят студенты или сотрудники «Нафтана» и видят, что у нас, к примеру, есть контроллеры Siemens одной из последних модификаций. Это, несомненно, не только позволяет готовить более качественных специалистов, но и служит укреплению имиджа ПГУ.

Корр.: А как на кафедре идет развитие международного сотрудничества?

Д.А. Антонович: Трудно не согласиться с руководством университета, которое оказывает на нас давление, требуя активизировать международное направление деятельности. Рано или поздно нам в любом случае придется двигаться в том направлении, в каком давно развивается и остальной мир. Зачем же тогда сопротивляться велению времени?

antonovich 40

Что касается нашей кафедры, то в этом году мы совместно с коллегами из других подразделений университета подали заявки на реализацию четырех международных проектов. Если даже хотя бы одну из них удовлетворят, будет очень хорошо!

Осенью прошлого года я побывал на стажировке в Новосибирском государственном техническом университете. Это очень солидный вуз, один из ведущих в России по нашему направлению – электроснабжению. Осенью ждем оттуда профессора, который прочитает нашим студентам курс лекций. У нас с новосибирскими коллегами есть задумки по поводу организации совместной магистратуры.

antonovich 39

Не так давно ПГУ и турецкий университет Аксарай подписали протокол о сотрудничестве в рамках программы Mevlana, которая финансируется Турецким советом по высшему образованию и предусматривает академический обмен студентами и преподавателями. Вот у нас уже есть и первая ласточка – второкурсник Сергей Козловский, который прошел семестровую стажировку в турецком вузе. Старт дан, человек вернулся, как говорится, жив-здоров, и есть надежда, что мы и дальше будем двигаться в нужном направлении. Пытаемся и сами завязать контакты с вузами дальнего зарубежья. Это непростой процесс, но, как говорится, капля камень точит!

Сейчас у меня есть магистрант из Ливана. Он немного говорит по-русски, а я – немного по-английски, но надо же и здесь с чего-то двигаться вперед, ведь любая дорога начинается с первого шага! Хочется учить английский! И есть возможность, поскольку моя супруга как раз преподает этот язык. Мы с ней целый месяц честно отзанимались. Жена была очень рада тому, что видит меня не только рано утром и поздно вечером, но и в течение дня. Но не хватает времени! Мне стыдно не делать домашнее задание! Думаю, отпуск начнется – опять на английский подналягу.

antonovich 57

Пытаемся привлекать на учебу иностранных студентов, но это очень непросто! Тут серьезные требования и по владению языком, и по базовым дисциплинам – математике и физике. Абитуриентов с невысокими стартовыми возможностями вывести на уровень настоящего инженера-энергетика очень непросто! Им на Родине доведется работать на ответственных объектах и, случись там что, люди спросят: «А где эти специалисты учились?» Но думаю, и на этом направлении мы найдем свой путь!

Корр.: Как Вы проводите свободное время?

Д.А. Антонович: Свободного времени, к сожалению, всегда не хватает. Но можно помечтать и рассказать о том, чем я люблю заниматься. Стараюсь больше времени уделять семье. Дочь ходит в бассейн, занимается танцами. Моя почетная обязанность сопровождать ее, и я с удовольствием это делаю.

antonovich 22

Если речь идет о летне-осеннем сезоне, то все свободное время стараюсь проводить в лесу за сбором грибов. Иногда удается вырваться на рыбалку с ребятами. В отпускное время стараемся с семьей выбраться в гости к друзьям. Когда есть свободное время в течение недели, стараюсь посвящать его чтению. Люблю классику: «Тихий Дон» и «Поднятую целину» Михаила Шолохова, «Петра Первого» Алексея Толстого. С удовольствием перечитываю эти романы и каждый раз нахожу в них что-то новое для себя. В разном возрасте, в различных жизненных обстоятельствах ты воспринимаешь литературное произведение иначе, и такой своеобразный диалог с книгой обогащает. Произведения Ильфа и Петрова, Булгакова абсолютно актуальны и теперь. Люблю фантастику, фэнтэзи. В принципе в литературе я очень «всеяден». Мне, действительно, нравятся совершенно разные жанры, авторы и стили.

antonovich 28

Люблю автомобили, интересуюсь их историей и, конечно, очень люблю водить машину! Иногда это помогает сбросить напряжение и расслабиться. Бывает, посидеть за рулем полезно для того, чтобы хорошенько подумать о чем-то важном. Когда семьей ездим на машине в Москву к другу, получаю огромное удовольствие от такой поездки! Мне очень нравится готовить и принимать гостей. Встречи с друзьями очень часто происходят именно у меня дома.

antonovich 23

Корр.: Дмитрий Анатольевич, что бы Вы хотели пожелать родному университету?

Д.А. Антонович: Будучи в разных ипостасях частью вуза с 1991 года, я могу судить о произошедших в нем переменах. Он очень изменился и снаружи, и внутри. Особенно это стало очевидно в последние годы. Хочется, чтобы университетская среда успешно развивалась и дальше. Вдохновляют и сущностные изменения. Радует и то, что здесь у меня много единомышленников: с коллегами приятно общаться, совместно решать какие-то сложные и интересные задачи, делиться опытом. В нашем университете есть понимание того, что только вместе можно чего-то достичь в конкурентной среде образования и науки. Это служит отличным стимулом для дальнейшей работы!

На работе мы, по крайней мере, в моем отношении это справедливо, проводим большую часть жизни. Прекрасно, когда это время проходит в атмосфере душевного и физического комфорта, и первое, что хочется пожелать родному вузу – это именно такой атмосферы. Во-вторых, пусть все преподаватели и сотрудники испытывают желание спешить утром на работу, ощущают стремление творить и развиваться. Когда есть желание, появляется и возможность. Главное богатство любого учреждения – это люди, и чем больше в вузе будет энтузиастов и профессионалов своего дела, тем более высокие цели нам будут по плечу!

antonovich 44

Беседовал Владимир Филипенко